СДЕЛАЙТЕ СВОИ УРОКИ ЕЩЁ ЭФФЕКТИВНЕЕ, А ЖИЗНЬ СВОБОДНЕЕ

Благодаря готовым учебным материалам для работы в классе и дистанционно

Скидки до 50 % на комплекты
только до

Готовые ключевые этапы урока всегда будут у вас под рукой

Организационный момент

Проверка знаний

Объяснение материала

Закрепление изученного

Итоги урока

Против России развязана гибридная война

Нажмите, чтобы узнать подробности

Время для Соединённых Штатов неумолимо движется вперед, приближая крах. Америку ожидает длительный упадок, который будет проходить по сценарию распада Британской империи. Соединённое королевство, которое долгое время было самой могущественной державой мира, распадалось и угасало в течении нескольких десятилетий. И Соединённые Штаты ждёт примерно тоже самое. В этом процессе нет ничего противоестественного. История показывает, что все мировые империи рано или поздно разрушаются. Каждая Великая держава в своей истории проходит через три этапа жизненного развития: это расцвет, это застой, это упадок. И в ближайшем тысячелетии ничего не изменится. Но пока Соединённые Штаты активно будоражат мир, вовлекая многие страны в гибридные войны.

Гибридная война — это термин, предложенный еще в конце прошлого века американскими экспертами для описания следующей военной стратегии. Правда, в определенных источниках указывается, что впервые термин «гибридная война» был использован «В обзорах к обороне США» в 2006 году. Так или иначе, а гибридная война – явление на стыке эпох. Война нам представляется противоборством двух сил, которые находятся по разные стороны фронта. В наше время война принимает другие формы. В гибридной войне сражаются и мечом и пером. Гибридная война может быть не менее разрушительна, чем обычная с пушками и самолетами.

Одной из целей гибридной войны является тотальный контроль не только над противоборствующей стороной, но и над союзниками. Она может вестись тихо – но последствия будут не менее ужасны. Возможны тайные подрывные действия, мятежи, восстания сепаратистов, при которых атакуются государственные структуры управления. Гибридная война как эффективная форма вооруженной борьбы будет сохраняться и в будущем. Эффективность проявляется в сочетании традиционных и иррегулярных боевых действий и сил с целью создать неопределенность, захватить инициативу и парализовать противника. В гибридных войнах ставка делается на партизан и бандитов. Термин гибридная война и его стратегическое обоснование впервые появились в официальных документах Пентагона в 2010 году.

Современная гибридная война, из-за наличия у обеих сторон огромного количества ядерного оружия, выглядит именно так – на территории третьих стран и чужими руками. Американцы создали свои «прокси» на Украине и в Сирии, принеся в эти страны войну. Если кто-то не очень понимает смысл слова «прокси», то может слово «янычары» будет ему более понятно – войска, выращенные из числа жителей покорённых народов, не помнящие своих корней. Разница между Сирией и Украиной только в том, что в Сирии янычары-манкурты власть захватить не смогли. А на Украине – смогли. Разрушительные последствия этого предсказуемы и всё более очевидны. Американцы в своей войне за глобальную гегемонию - не совсем понятно, с кем. Но похоже, что со здравым смыслом. Американцы разрушают страну за страной, отбрасывая их в доиндустриальную фазу развития. И лишь российская оппозиция продолжает твердить: «Вы всё врёте. Никто не желает России зла»

Вся команда, которая теперь собралась у Госсекретаря Блинкена – они все участники и организаторы ещё «арабской весны». Поэтому в голове у них именно эта схема сидит. Все профессионалы с точки зрения русофобии – это первое. Они все профессионалы по организации революций – это второе. Они все профессионалы по организации гражданских войн – это третье. Но «арабская весна» была в другой политической конфигурации. Тяжелейший момент для Вашингтона – в чём проблема «арабской весны» и почему она не применима к России? У нас процент молодёжи гораздо ниже. И уровень безработицы в арабских странах и в России не сравним. Это скорее проблема Испании, Италии, Португалии. Что из таких назначений в администрации Байдена следует? В чём опасность для нас?

Гибридная война Америки против России переходит в новую фазу. Американцы готовятся к настоящему горячему конфликту. По крайней мере, прошедшие учения НАТО «Защита Европы-2021» уже называют отработкой войны с Россией. Одновременно Пентагон ищет новые проекты по внедрению искусственного интеллекта и кибертехнологии. Американские политики активно пытаются переформатировать мировой порядок, изменить международные правила неким порядком, основанным на правилах. Американцы уверены, что эти правила пишут они сами. И об этом заявляют.

Как в этом тумане рассмотреть истину? Нынешний миропорядок предвоенный. Кто главный объект гибридной войны? Россия. Почему Россия, а не Китай? Ведь Китай опаснее – всё-таки вторая экономика в мире. Но Россия – это главная опасность для Америки. А мы, Россия, главная опасность для США прямо в театре военных действий европейском находимся – это, во-первых. И Россия главный военный конкурент Америки – это, во-вторых. До Китая американцы должны дойти руками во вторую очередь – это, в-третьих Американцы сперва должны расправиться с нами, с Россией. А потом уже дойдёт очередь и до Китая.

То, что нам сейчас предлагается в виде гибридных войн – это сейчас конечно, лего. В которое можно запихать различные элементы событий происходивших по всему миру. Тем не менее, нельзя недооценивать, что организаторы цветных революций хорошо учатся. Анализ пути гибридных войн от Венесуэлы до Белоруссии ведь интересные неожиданности показал. Это, в общем-то, близко стоящие события. Технологии, которые применяют англосаксонские политтехнологи существенно изменились. Англосаксонские политтехнологи тоже учатся – становятся более агрессивными, более интрузивными, используется цифровое интегрирование коммуникации в гораздо большей сфере. Политтехнологи ушли на полтора – два поколения гибридных войн вперёд от арабской весны. На сегодня она уже полностью не актуальна. Англосаксы это перешагнули и готовы идти гораздо дальше. Базовый подход – он нигде не меняется. Базовый подход состоит из трёх принципов.

Первый принцип – это не ограниченная информационная война. Бывают информационные войны без гибридной войны, Но не было ещё ни одной гибридной войны, ни одной цветной революции без информационной войны. То, что сейчас наблюдается – это классический способ вести информационную войну против враждебного режима. Любыми способами. Сдвиг между арабской весной и даже Венесуэлой по сравнению с Белоруссией состоит именно в неограниченности. Стали допустимы любые методы.

В той же самой Венесуэле, впервые государство было источником обманов. До этого политтехнологи пытались использовать какие-то прокладки, какие-то сайты. В Венесуэле впервые Соединённые Штаты, Евросоюз и связанные с ними агентства были источником обмана. В Белоруссии это ещё более наглядно проявилось. Перед войной в Ираке Колин Пауэлл на заседании ООН тряс пробиркой с белым порошком – это был стратегический обман, который легитимизовал войну. На уровне информационных технологий, не политических, всё-таки какие-то приличия соблюдались. «Холодная война» между Советским Союзом и Соединёнными Штатами была войной по правилам. Сейчас никаких правил нет и уже не будет.

Второй принцип – это раскол в обществе. Для того, чтобы успешно свергнуть режим, необходимо в общество внести раскол. Важно доказать, что за оппозицией большинство. Что сегодня делает наша оппозиция? Они сейчас пытаются судорожно доказать, что за ними есть сила. И ближайшая их задача, они уже сочатся этой задачей – получить политическую легитимность. Заставить власть на любом уровне с любыми оппозиционерами войти в диалог. Об этом они прямо говорят – нам надо сесть за стол переговоров. Нам надо, чтобы нас взяли за стол переговоров. Смысл в том, что бы получить легитимность и стать политической силой. На сегодняшний момент они – никто. Абсолютное политическое пустое место. Их нет. Оппозиция за счёт информационных технологий, за счёт писем интеллигенции. Наша интеллигенция вообще любит всякого рода писать письма. Позже выяснится, что половина это письмо не читало, половина вовсе не подписывала. Но это будет потом.

Сейчас у оппозиции задача создать иллюзию доминирования. И мы на это ведёмся. Пример простой из недавних январских протестных акций. Идут разговоры о том, что мы проиграли молодёжь. Мы проиграли молодёжную политику. Ну и кто нам сказал, что вот эта шелупонь, которая что-то кричала на Пушкинской улице Москвы – это наша молодёжь? Это что, большинство молодёжи? Нет. Но они же нам навязали эту попытку. А что будет следующее? Что подписанты письма – это большинство наших деятелей культуры. Но это же не так. Подписанты письма процентов восемьдесят пять живут за границей. У нас в России есть и нормальные актёры, и руководители театров, и великая режиссёрская школа. Но нам навязывают. Идею о том, что это самая соль, это доминирующая линия. Мы должны их слушать. Вот так ломали и КПСС в период перестройки. КПСС должна слушать интеллигенцию.

Третья принцип – это концепция, которой пока нет. Но которую оппозиция пытается создать. Это визуальные образы. Все гибридные войны, все попытки цветных революций последнего времени имели визуальный образ. Все они основаны на абсолютном упрощенчестве. Например, какая экономическая программа была у белорусской тусовки? Вообще никакой не было. Какая экономическая программа была у Майдана на Украине? Ассоциация с Европой. Там всем дадут по десять тысяч евро. Это максимальное упрощение, вывод значительной массы общества за рамки рационального.

Теперь пазл потихоньку начал складываться. Американцы подошли к полному тупику на двух важнейших направлениях – и на китайском, и на российском. Американцы стратегически понимают, что они хотят в 2024-2030 годах. А как действовать тактически, американцы не понимают. Россию часто упрекают в том, что тактические шаги хорошо выверены – а стратегии нет. Можно спорить насчёт стратегии – но все признают, что тактически Россия действует очень грамотно. У американцев сложная ситуация в том что у них тупик – тактический. А не стратегический. Американцы не знают, что делать.

У них тупик отношений с Китаем, с Россией. У американцев нет представления, как им быть все эти годы? Как выстраивать новый западный блок, свою новую глобализацию второго этапа? Как будут действовать Россия, как будет действовать Китай? Получилось так, что американцы всё время шли по пути эскалации, делали ставку на военную силу, на санкции. Зашли в такую ситуацию, где вправо или влево не свернуть. Вперёд идти – это только война. А назад отступать – это потерять лицо. Поэтому и возникла идея – звонок в Москву. Чтобы ситуация дальше не накалилась. Это – не отступление. Это – не уступка, не компромисс.

Это – скорее некоторое торможение перед возможным военным конфликтом. В сообщении Белого дома есть такое ключевое слово – предсказуемость. О чём это? Это о том, что у американцев реально нет никакой аналитики, способной предсказать, в каком направлении будет развиваться ситуация. Последний отчёт разведки говорит о том, что Россия будет добиваться того, чего добивается. Москва не стремится к глобальному конфликту, не стремится к прямому противостоянию с Соединёнными Штатами военному. Но при этом у России есть все возможности действовать на пост советском пространстве относительно свободно. Вот здесь всё и сошлось – пазл сложился.

Кроме того, в этот момент совершенно очевиден возникший конфликт между Советом национальной безопасности и Госдепартаментом. У Госдепартамента совершенно «ястребиная» позиция. Совет по нацбезопасности даже пригрозил, что он назначит не то что «голубя мира» - Мэтью Рожански, или хотя бы внешнеполитического реалиста в администрацию. Это сигнал о том, что давайте хотя-бы договоримся о том, что президент Джо Байден позвонит президенту Владимиру Путину. Ещё одним фактором этого звонка стал факт того что гиперзвук у американцев не получился. И долларовая удавка с России вот-вот соскочит. Глава МИД России Сергей Лавров очень вовремя сказал, что в ближайшее время Россия будет заниматься дедолларизацией нашей экономики вместе с нашими китайскими друзьями и партнёрами по ШОС. Цифровой юань моментально переводит Америку из мировой сверх держав просто в очень большую страну. Это подрывает главное оружие Соединённых Штатов – доллар.

Если посмотреть на американскую внешнюю политику – это всегда политика двух дорог, а то и трёх. Первая дорога – это вести диалог. О чём США может вести диалог с Россией? И с российской, прежде всего оппозицией? Конечно же, о демократии. О том, как причинить России ещё больше «добра» по сравнению с тем, что было причинено в девяностые годы. Но нет сценария, при котором в современной конфигурации гибридная война против какой-либо страны обойдётся без применения военно-силовых методов. Ни одна гибридная война, ни одна цветная революция без применения военно-силовых средств – успехом не закончилась.

Поэтому не думать о том, что американцы не делают выводов – это неправильно. Более того, в Америке идёт глубочайшее и очень серьёзное переосмысление – в том числе на уровне экспертного сообщества концепции гибридных войн. Эту концепцию американцы ранее использовали как пропагандистский инструмент. Сейчас концепцию гибридных войн американцы начали разрабатывать очень серьёзно. Заметно сократилось по этой теме количество публикаций – это первый признак.

Американцы считали, что достаточно шести городах-миллионщиках на территории России устроить протест оппозиции и у российской власти не хватит сил с этими протестами справиться. Но что показал сам опыт Америки? Когда у них всплыли и загорелись сразу около тридцати – этого всё равно не достаточно для того, чтобы раскачать центральную власть. Пока не будет внешнего влияния. Если политическая сила проявляет волю. Это в частности учёл Лукашенко. Он использовал опыт Трампа, не поддавшись на организованные оппозицией просты не улицах. Даже в маленькой по территории Белоруссии, при массовом протесте в разных городах и при относительно открытой границе – если центральная власть следует ряду простых истин, то оказывается способна удержаться. И отсюда резкое сокращение экспертно-аналитических публикаций, начиная с декабря 2020 года. Когда начала осмысляться ситуация в Белоруссии, когда стала переосмысляться ситуация с летними мятежами 2020 года в Соединённых Штатах.

Наша проблема в другом – нет у американцев времени на «Холодную войну». Американцы развёртывают против нас систему сдерживания – это сдерживание политическое и устрашение военное. В том числе и через ядерное оружие. На это у американцев тоже уже нет ни времени, ни ресурсов. Ядерное сдерживание – основа «Холодной войны» жутко дорогая штука. Под ядерное сдерживание были затрачены, особенно в начальный период такие ресурсы, которыми американцы уже не обладают на сегодняшний день. И не обладают такой внутренней устойчивостью. Для ликвидации внутренней уязвимости в пятидесятые годы американцам пришлось развёртывать Маккартизм.

А сейчас американцы находятся ещё в более жёстком цейтноте. Потому что момент, когда взорвётся внутренний фондовый рынок – определить на сегодняшний момент не может никто. В него закачаны такие огромные деньги. И так это может развернуться – от случайного стечения обстоятельств. Американцы вынуждены будут форсировать эту ситуацию – сбрасывать внутреннюю нестабильность на другие страны. Нам надо очень внимательно смотреть, где будет запал этого взрыва. Есть высокая вероятность того, что американцы уже определись – это будет Донбасс.

Мы зашли в очень любопытный момент нашей истории – такого раньше не было никогда. Первое – никогда раньше не было столь резких заявлений китайского руководства. Их заявление звучит крайне жёстко. Китайцы, как правило, выверяют каждое слово – Соединённые Штаты являются угрозой для суверенного развития Китая. Их заявление показывает, что экономически Китай не боится Америку и её санкции. То есть Китай готов к прямому жёсткому противостоянию. Второе – не было в нашей истории такого, когда сдерживание – это уже военное сдерживание. Оно не работает в случае Америки. Потому что мы превосходим американцев стратегически в новых видах вооружений. Не только по тактическим, но и по стратегическим видам вооружений. Соединённые Штаты вынуждены догонять. Теперь уже американцы заинтересованы в том, что бы было разоружение и сдерживание. Они смогут выйти на наш сегодняшний уровень лет через десять-пятнадцать.

Хочу обратить внимание на важный момент. Если оглянуться на стык столетий, увидим много хорошего. Но увидим и много тревожащего – ещё до конца не осмысленного. Многое произошло в технологиях, многое изменилось в мышлении. Молодёжь стала другая – это очень хорошо. Есть большие изменения, которые касаются в первую очередь организационных структур, которые являются самым лучшим, что человек смог изобрести за время своего существования.

Что было после Первой мировой войны? Была организована Лига наций. Вторая мировая война, для нас это Великая Отечественная война. Организуется Организация Объединённых Наций. Что происходит на стыке XX-XXI веков? Эти организации уничтожаются – они не нужны. Эта организация попирается на каждом шагу – они не нужны. Это анти ценности. Следующее – международное право. Международное гуманитарное право имеет древнегреческих авторов. Они объясняют, как начинать войну, как вести себя по отношению к пленным. Законы Ману – это второй век до нашей эры. Или индийские законы – гуманитарное право было развито совершенно. Удивительным, детальным образом. А что происходит сейчас?

Гуманитарное военное право отсутствует. Его нет вообще – оно не применимо. Неприменимо почему? Это самая интересная проблема. С нами не хотят говорить на понятном нам языке. Англосаксы говорят на своём языке. Сегодня получилось так, что англосаксонский мир, абсолютно весь – говорит на своём языке. Этот язык делает таким образом, что гуманитарное право, военное право не применимо. Гибридные технологии позволяют достигать поражение цели на стороне противника, не нарушая гуманитарное право. Любой военный на это скажет – да это роскошно. Потому что вложения какие-то шесть миллиардов. Это немного – но цели достигнуты.

Цели достигнуты – стрелять не надо. Выстрел из автомата Калашникова стоит три доллара. Это очень дорого. Боевик Аль-Каеды стоит гораздо меньше. Самое главное сделано так, что современные войны полностью за счёт этих технологий выведены из-под действия военного права. Оно не может охватить действия гибридной войны. А значит, самый главный момент, так называемый казус-белли – его нельзя квалифицировать. Потому что право не видит казус-белли, или повод к войне. Потому что казус-белли эту войну не понимает. Поэтому нет ни одной страны на сегодняшний день, которая взяла бы и предложила пересмотреть определение Совбеза ООН, принятое в 1947-1948 году «Определение агрессии» – с чего начинается война. На сегодня мы не знаем, как определить эту гибридную войну – нет её чётких признаков. Это самое важное.

Ещё что требует к себе внимания – это то, что на смене эпох произошёл серьёзный накат, слом истории. То есть, вместе с органами международного управления коллективной безопасностью, вместе с правом, ещё смывается историческая память. Причём, смывается такими темпами, что порой нельзя уследить. Прибалтика, Украина, и у нас, в России. Фактически в Европе возрождается неофашизм – он уже поднимает голову. Это тоже технология, которую англосаксы делают.

Следует обратить внимание, каких людей сейчас англосаксы подбирают и назначают – начиная от Ричарда Мура в британской разведке. Демонизировать эту фигуру я не хочу. Но понимаю – это всего лишь чиновник. Но я понимаю и другое. За этими фигурами целый эшелон людей. За ними – идеология, за ними идёт понимание, как будет страна действовать в отношении государства противника. Исходя из понимания этого наша страна и должна относиться к тому, что происходит в России.

Вернейший признак: если англосаксы не уважают суверенитет, значит, имеют внутри страны свою пятую колонну. Каково назначение пятой колонны? Это, прежде всего, вносить хаос и разлад в стране, создавать панику, заниматься слежкой и доносами. Исторически термин пятая колонна пришёл к нам из Испании. Эмилио Мало назвал свою агентуру именно пятой колонной, потому что это наименование есть отсылка к «пятой армии» Муссолини, которая предназначалась для ведения активной разрушительной деятельности в тылу противника. Сам термин «пятая колонна», и её исторические обязанности стабильно перетекли в нашу Россию. «Пятая колонна» ― это собирательный образ врагов нашей Родины, скрытых, тайных, маскирующихся под маской «мы желаем своей стране только добра», или же наоборот явных яростных противников русского народа

И чем мощнее эта колонна, тем больше претензий к режиму и сильнее вмешательства во внутренние дела. Англосаксы на протяжении всей своей истории никогда не нападали на государства, не имевшие своей пятой колонны во власти и в элите. Вначале они создавали в стране пятую колонну, а когда та наберёт силу, искали повода, чтобы напасть. И всё равно не нападали. Подбивали сперва на мятеж и гражданскую войну пятую колонну. А вот когда мятеж начнётся и разгорится, вводили в страну своих «миротворцев». Пятая колонна - это значит тайные агенты врага в чужом тылу. Это шпионы и агенты влияния – предатели, готовые ударить в спину.

США видят возможность дожать Россию с помощью пятой колонны – а дожать тот же Китай возможности не видят. За отсутствием таковой. Вот и не суетятся. И нападки на Россию будут до тех пор, пока она не подавят свою пятую колонну любыми методами. Вплоть до самых кровавых. По крайней мере – пока не уничтожит предателей и компрадоров в правительстве и элите. Шуму будет много, но не долго. Пока не станет ясно, что пятую колонну больше не возродить. Ибо, зачем шуметь, если бесполезно? А чем больше мы будем уступать давлению Штатов, тем они больше будут давить. А почему не давить, если метод даёт положительный результат? И по-другому не будет

Нам объявлена война – солдат войны не боится. Тем более, если не он сам её начал. У любого государства, как и у живого существа, есть инстинкт самосохранения. Мы все понимаем: если и дальше отмалчиваться и не отвечать — это будет истолковано как признак слабости и спровоцирует новые атаки. Слабых бьют. Бьют до тех пор, пока они и впрямь не утратят волю к сопротивлению. А потом добивают уже окончательно. Ничего не закончится, все только начинается. Нам навязали войну, и воевать придется

Вся европейская цивилизация еще со времен Римской империи была основана на грабеже слабых сильными. С уничтожением первых. С тех пор только изменились инструменты и методы этого грабежа. Да еще научились красиво заворачивать омерзительные и кровавые вещи в словесные привлекательные одежды. И когда очередной оратор с трибуны или телевизора верещит, что с Западом можно и нужно мириться, я понимаю - передо мной враг. Враг моей страны, враг моего народа и меня лично. А как поступают с врагом?.

06.09.2021 19:02


Рекомендуем курсы ПК и ППК для учителей