«Тема войны в творчестве Булата Окуджавы» презентация к классному часу

9 мая 2014 года - в День Победы, Булату Окуджаве исполнилось бы 80. Все, что с ним в жизни случилось, Булат Шалвович честно описал - в стихах, песнях, романах, от собственного лица и от имени своего лирического героя. Но некоторые тексты так и остались незаписанными - или записанными как-то иначе, нежели они прозвучали в устных рассказах поэта на его песенно-литературных вечерах.

Просмотр содержимого документа
««Тема войны в творчестве Булата Окуджавы» презентация к классному часу»

Центр АРТ-образования, Всероссийский конкурс «Гордость Отчизны»: Юбилейные даты России в 2014 году (история и культура)  Презентация к классному часу (к 80-летию со дня рождения Б.Окуджавы) «Тема войны в творчестве Булата Окуджавы» Масликова Юлия Алексеевна, учитель музыки; Толстопятов Максим, 8 класс МБОУ СОШ №3 городского округа г.Урюпинск

Центр АРТ-образования, Всероссийский конкурс

«Гордость Отчизны»:

Юбилейные даты России в

2014 году (история и культура)

Презентация к классному часу

(к 80-летию со дня рождения Б.Окуджавы)

«Тема войны в творчестве Булата

Окуджавы»

Масликова Юлия Алексеевна,

учитель музыки;

Толстопятов Максим, 8 класс

МБОУ СОШ №3 городского

округа г.Урюпинск

9 мая 2014 года - в День Победы, Булату Окуджаве исполнилось бы 80. Все, что с ним в жизни случилось, Булат Шалвович честно описал - в стихах, песнях, романах, от собственного лица и от имени своего лирического героя. Но некоторые тексты так и остались незаписанными - или записанными как-то иначе, нежели они прозвучали в устных рассказах поэта на его песенно-литературных вечерах. В коллекции фонограмм филолога (по образованию) и инженера (по профессии) - Олега Терентьева несколько десятков километров магнитофонной пленки, сохранившей голос Окуджавы. Один из рассказов поэта - о войне. В сорок втором году, после девятого класса, семнадцати лет, я добровольно ушел на фронт. Воевал, был минометчиком, рядовым, солдатом. В основном - Северокавказский фронт. Ранен под Моздоком из немецкого самолета. А после излечения - тяжелая артиллерия резерва Главного командования... Вот и все, что мне удалось повидать. До Берлина я не дошёл.

9 мая 2014 года - в День Победы, Булату Окуджаве исполнилось бы 80. Все, что с ним в жизни случилось, Булат Шалвович честно описал - в стихах, песнях, романах, от собственного лица и от имени своего лирического героя. Но некоторые тексты так и остались незаписанными - или записанными как-то иначе, нежели они прозвучали в устных рассказах поэта на его песенно-литературных вечерах. В коллекции фонограмм филолога (по образованию) и инженера (по профессии) - Олега Терентьева

несколько десятков километров магнитофонной пленки, сохранившей голос Окуджавы. Один из рассказов поэта - о войне.

В сорок втором году, после девятого класса, семнадцати лет, я добровольно ушел на фронт. Воевал, был минометчиком, рядовым, солдатом. В основном - Северокавказский фронт. Ранен под Моздоком из немецкого самолета. А после излечения - тяжелая артиллерия резерва Главного командования...

Вот и все, что мне удалось повидать. До Берлина я не дошёл.

«Я был очень смешной солдат. И, наверное, толку от меня было немножко. Но я очень старался делать так, чтобы все были довольны. Я стрелял, когда нужно было стрелять. Хотя честно вам скажу, что не с большой любовью я стрелял, потому что убивать людей - это не очень приятная вещь. Потом - я очень боялся фронта».

«Я был очень смешной солдат. И, наверное, толку от меня было немножко. Но я очень старался делать так, чтобы все были довольны. Я стрелял, когда нужно было стрелять. Хотя честно вам скажу, что не с большой любовью я стрелял, потому что убивать людей - это не очень приятная вещь. Потом - я очень боялся фронта».

Булат Окуджава писал стихи самой разной тематики. И одной из самых важных в его творчестве - тема войны. Война оставила в его душе неизгладимый шрам, никогда не заживающей оспы, это воспоминания, постоянно живущие в памяти. Военная тематика пронизывает его поэтическое и песенное творчество.

Булат Окуджава писал стихи самой разной тематики. И одной из самых важных в его творчестве - тема войны. Война оставила в его душе неизгладимый шрам, никогда не заживающей оспы, это воспоминания, постоянно живущие в памяти. Военная тематика пронизывает его поэтическое и песенное творчество.

А вот как всё начиналось. И не только для Окуджавы, а для тысяч и тысяч мальчишек, которые со школьной скамьи сразу отправлялись на фронт.  Проводы у военкомата  Вот оркестр духовой.  Звук медовый.  И пронзителен он так, что – ах...  Вот и я, молодой и бедовый,  с чёрным чубчиком,  с болью в глазах.  Машут ручки нелепо и споро,  крики скорбные тянутся вслед,  и безумцем из чёрного хора  нарисован грядущий сюжет.  Жизнь музыкой  бравурной объята –  всё о том, что судьба пополам,  и о том, что не будет возврата  ни к любви и ни  к прочим делам.  Раскаляются медные трубы –  превращаются в пламя и дым.  И в улыбке растянуты губы,  чтоб запомнился я молодым.

А вот как всё начиналось.

И не только для Окуджавы, а для тысяч и тысяч мальчишек, которые со школьной скамьи сразу отправлялись на фронт.

Проводы у военкомата

Вот оркестр духовой.

Звук медовый.

И пронзителен он так, что – ах...

Вот и я, молодой и бедовый,

с чёрным чубчиком,

с болью в глазах.

Машут ручки нелепо и споро,

крики скорбные тянутся вслед,

и безумцем из чёрного хора

нарисован грядущий сюжет.

Жизнь музыкой

бравурной объята –

всё о том, что судьба пополам,

и о том, что не будет возврата

ни к любви и ни

к прочим делам.

Раскаляются медные трубы –

превращаются в пламя и дым.

И в улыбке растянуты губы,

чтоб запомнился я молодым.

 Я ухожу от пули,  делаю отчаянный рывок.  Я снова живой  на выжженном теле Крыма.  И вырастают  вместо крыльев тревог  за моей человечьей спиной  надежды крылья.  Васильками над бруствером,  уцелевшими от огня,  склонившимися  над выжившим отделеньем,  жизнь моя довоенная  разглядывает меня  с удивленьем.  До первой пули я хвастал:  чего не могу посметь?  До первой пули  врал я напропалую.  Но свистнула первая пуля,  кого-то накрыла смерть,  а я приготовился  пулю встретить вторую.  Ребята, когда нас выплеснет  из окопа чёткий приказ,  не растопчите  этих цветов в наступленье:  пусть синими их глазами  глядит и глядит на нас  идущее за нами поколенье. Воспоминания о войне, о тех страшных днях, заставляют поэта снова и снова писать о том, чему был свидетелем. И песня «Бери шинель, пошли домой» - свидетельство тому.

Я ухожу от пули,

делаю отчаянный рывок.

Я снова живой

на выжженном теле Крыма.

И вырастают

вместо крыльев тревог

за моей человечьей спиной

надежды крылья.

Васильками над бруствером,

уцелевшими от огня,

склонившимися

над выжившим отделеньем,

жизнь моя довоенная

разглядывает меня

с удивленьем.

До первой пули я хвастал:

чего не могу посметь?

До первой пули

врал я напропалую.

Но свистнула первая пуля,

кого-то накрыла смерть,

а я приготовился

пулю встретить вторую.

Ребята, когда нас выплеснет

из окопа чёткий приказ,

не растопчите

этих цветов в наступленье:

пусть синими их глазами

глядит и глядит на нас

идущее за нами поколенье.

Воспоминания о войне, о тех страшных днях, заставляют поэта снова и снова писать о том, чему был свидетелем. И песня «Бери шинель, пошли домой» - свидетельство тому.

 Вот уже который месяц  и уже который год  прилетает чёрный «мессер» -  спать спокойно не даёт.  Он в окно моё влетает,  он по комнате кружит,  он как старый шмель рыдает,  мухой пойманной жужжит.  Грустный лётчик как курортник...  Его тёмные очки  прикрывают, как намордник,  его томные зрачки.  Каждый вечер, каждый вечер  у меня штурвал в руке,  я лечу ему навстречу  в довоенном «ястребке».  Каждый вечер  в лунном свете  торжествует мощь моя:  я, наверное, бессмертен –  он сдаётся, а не я.  Он пробоинами мечен,  он сгорает, подожжён,  но приходит новый вечер,  и опять кружится он.  И опять я вылетаю,  побеждаю, и опять  вылетаю, побеждаю...  Сколько ж можно побеждать? Война закончилась, но воспоминания продолжают тревожить сердца тех, кто воевал, и через годы.

Вот уже который месяц

и уже который год

прилетает чёрный «мессер» -

спать спокойно не даёт.

Он в окно моё влетает,

он по комнате кружит,

он как старый шмель рыдает,

мухой пойманной жужжит.

Грустный лётчик как курортник...

Его тёмные очки

прикрывают, как намордник,

его томные зрачки.

Каждый вечер, каждый вечер

у меня штурвал в руке,

я лечу ему навстречу

в довоенном «ястребке».

Каждый вечер

в лунном свете

торжествует мощь моя:

я, наверное, бессмертен –

он сдаётся, а не я.

Он пробоинами мечен,

он сгорает, подожжён,

но приходит новый вечер,

и опять кружится он.

И опять я вылетаю,

побеждаю, и опять

вылетаю, побеждаю...

Сколько ж можно побеждать?

Война закончилась, но воспоминания продолжают тревожить сердца тех, кто воевал, и через годы.

Война оставила на нем шрамы, и не только физические. Чувства Окуджавы о войне были изложены во многих песнях и стихах, которые можно охарактеризовать, как воплощение тех невыносимых времен. В средине 1960-х он спел «До свидания, мальчики» - песню о войне, которая заставляет матерей плакать даже сегодня.

Война оставила на нем шрамы, и не только физические. Чувства Окуджавы о войне были изложены во многих песнях и стихах, которые можно охарактеризовать, как воплощение тех невыносимых времен. В средине 1960-х он спел

«До свидания, мальчики» - песню о войне, которая заставляет матерей плакать даже сегодня.

Прошли годы, что-то осталось в памяти навсегда, что-то забылось, уже самому солдату не верится в то, что он был на войне. Ах, что-то мне не верится, что я,  брат, воевал.  А может, это школьник меня нарисовал:  я ручками размахиваю, я ножками сучу,  и уцелеть рассчитываю,  и победить хочу.  Ах, что-то мне не верится, что я,  брат, убивал.  А может, просто вечером  в кино я побывал?  И не хватал оружия, чужую  жизнь круша,  и руки мои чистые, и праведна душа.  Ах, что-то мне не верится, что  я не пал в бою.  А может быть, подстреленный,  давно живу в раю,  и кущи там, и рощи там, и кудри  по плечам...  А эта жизнь прекрасная лишь  снится по ночам.

Прошли годы, что-то осталось в памяти навсегда, что-то забылось, уже самому солдату не верится в то, что он был

на войне.

Ах, что-то мне не верится, что я,

брат, воевал.

А может, это школьник меня нарисовал:

я ручками размахиваю, я ножками сучу,

и уцелеть рассчитываю,

и победить хочу.

Ах, что-то мне не верится, что я,

брат, убивал.

А может, просто вечером

в кино я побывал?

И не хватал оружия, чужую

жизнь круша,

и руки мои чистые, и праведна душа.

Ах, что-то мне не верится, что

я не пал в бою.

А может быть, подстреленный,

давно живу в раю,

и кущи там, и рощи там, и кудри

по плечам...

А эта жизнь прекрасная лишь

снится по ночам.

«Ко мне обратился режиссер Андрей Смирнов и попросил написать песню для его фильма», - вспоминал Булат Шалвович. «Мне хотелось выполнить его просьбу, и я стал пробовать. Далеко не сразу, но у меня появилась первая строчка: «Здесь птицы не поют, деревья не растут...» Появилась и мелодия... Очень робея и конфузясь перед Шнитке, я стал одним пальцем тыкать по клавишам рояля и дрожащим от волнения голосом петь. Пою, а они сидят все такие мрачные, замкнутые… Еле-еле допел до конца… И вдруг Шнитке встает: «А по-моему, даже очень получилась, спойте-ка еще раз». И тогда я, ободренный неожиданной похвалой, ударил по клавишам и запел уже смелее. И все стали подпевать, и когда допели, то оказалось, что песня всем понравилась». Песня «Нам нужна одна победа» стала смысловым центром фильма «Белорусский вокзал».

«Ко мне обратился режиссер Андрей Смирнов и попросил написать песню для его фильма», - вспоминал Булат Шалвович. «Мне хотелось выполнить его просьбу, и я стал пробовать. Далеко не сразу, но у меня появилась первая строчка: «Здесь птицы не поют, деревья не растут...» Появилась и мелодия... Очень робея и конфузясь перед Шнитке, я стал одним пальцем тыкать по клавишам рояля и дрожащим от волнения голосом петь. Пою, а они сидят все такие мрачные, замкнутые… Еле-еле допел до конца… И вдруг Шнитке встает: «А по-моему, даже очень получилась, спойте-ка еще раз». И тогда я, ободренный неожиданной похвалой, ударил по клавишам и запел уже смелее. И все стали подпевать, и когда допели, то оказалось, что песня всем понравилась».

Песня «Нам нужна одна победа» стала смысловым центром фильма «Белорусский вокзал».

Многие в России до сих пор благодарят судьбу за рану Окуджавы, считая, что она уберегла его от долгого времени на линии фронта, и позволила ему стать тем, кем он стал — певцом и поэтом, любимым почти всеми.

Многие в России до сих пор благодарят судьбу за рану Окуджавы, считая, что она уберегла его от долгого времени на линии фронта, и позволила ему стать тем, кем он стал — певцом и поэтом, любимым почти всеми.

Интернет-ресурсы, использованные в работе:  http://bokudjava.ru  http://izvestia.ru/news/289749  http :// libverse.ru/okydzhava/list.html  http://muzofon.com  http://russia.tv/brand/show/brand_id/6945  http://ru.wikipedia.org/wiki/%CE%EA%F3%E4%E6%E0%E2%E0,_%C1%F3%EB%E0%F2_% D8%E0%EB%E2%EE%E2%E8%F7

Интернет-ресурсы,

использованные в работе:

http://bokudjava.ru

http://izvestia.ru/news/289749

http :// libverse.ru/okydzhava/list.html

http://muzofon.com

http://russia.tv/brand/show/brand_id/6945

http://ru.wikipedia.org/wiki/%CE%EA%F3%E4%E6%E0%E2%E0,_%C1%F3%EB%E0%F2_% D8%E0%EB%E2%EE%E2%E8%F7


Скачать

Рекомендуем курсы ПК и ППК для учителей