Развитие образования взрослых в СССР и Швеции в ХХ веке

Категория: Музыка

Развитие  образования взрослых в России и Швеции в XX веке.

Просмотр содержимого документа
«Развитие образования взрослых в СССР и Швеции в ХХ веке»

. Развитие образования взрослых в СССР и Швеции в ХХ веке


В начале ХХ века российское образование взрослых вступило в новый довольно успешный и длительный этап развития советской системы образования взрослых с поиском новых методов и форм. В Швеции в это время наблюдалось продолжение и развитие уже сформированных в прошлом веке и ставших традиционными форм и методов. Рассмотрим становление российского и шведского образования взрослых ХХ века поэтапно: начало, середина, конец ХХ века.

Одной из главных задач социалистической революции В.И.Ленин считал воспитание масс, которое должно было осуществляться через сеть образовательных учреждений, поэтому в начале ХХ века в Советской России ведущим в образовании был массовый подход, связанный с охватом широких слоев населения. После революции 1917 года наблюдалось повсеместное развитие теории и практики образования взрослых в связи с ликвидацией неграмотности населения. В первом документе по народному образованию, в обращении «От народного комиссара по просвещению» 29 октября (11 ноября) 1917 года, А.В.Луначарский писал: «Школа для взрослых должна занять широкое место в общем плане народного обучения».

Декрет советского правительства «О ликвидации безграмотности среди населения РСФСР» (26 декабря 1919 года) обязывал учиться всех граждан в возрасте от 8 до 50 лет. Декретом предусматривалось привлечение к этой работе не только учителей, но и всех грамотных людей в порядке трудовой повинности с оплатой их труда по нормам работников просвещения. Лозунгом того времени было: «Грамотный, обучи неграмотного». Государство поощряло образование безграмотных людей, сокращая их рабочий день на два часа с сохранением заработной платы. Советское правительство выделяло на борьбу с неграмотностью значительные средства. В 1925 году правительственным декретом было создано добровольное общество «Долой неграмотность». С 1928 года началась широкомасштабная кампания «Всесоюзный культпоход», имевшая целью совершенствование системы «ликбеза» в государстве. По всей стране работали многочисленные общественные организации и союзы по борьбе с неграмотностью, способствовавшие формированию социального идеала советского человека, который обязательно должен быть образованным.

По всей стране были созданы местные отделения этих союзов, обратившиеся к населению с призывом: "Все на борьбу с неграмотностью". В тот период проводились партийные съезды и конференции по вопросам образования взрослых, создавались пункты ликвидации неграмотности, в которых людей обучали чтению и письму. Для ликвидации безграмотности по всей стране декретом предписывалось использовать народные дома, церкви, клубы, частные дома, подходящие помещения на фабриках, заводах и др.

Ликвидация неграмотности проходила в сложных экономических условиях: население испытывало крайние лишения и нужду, не хватало хлеба. Разруха была вызвана четырехлетней империалистической войной, иностранной интервенцией и гражданской войной. Вместе с тем в те годы были осуществлены большие преобразования в промышленности и сельском хозяйстве, поменялся уклад жизни и сам человек (Климашин И.А. Ликвидация неграмотности на территории Мордовского края в 20-60 гг. ХХ в. Саранск, 2011. С.13).

Минимум грамотности, который давала начальная общеобразовательная школа взрослых, предполагал следующие умения: прочитать и понять текст популярной книги, газеты, рассказать прочитанное, письменно изложить свои мысли, писать правильно, овладеть четырьмя арифметическими действиями с целыми числами, ознакомиться с метрическими системами, овладеть элементарной работой с географической картой, навыками пространственной ориентации, некоторыми конкретными сведениями о народном хозяйстве своей страны и о других странах. Этот минимум был необходим человеку, чтобы сознательно и активно участвовать в общественной жизни и работать на производстве, овладевая несложными профессиями.

Острой проблемой в России начала ХХ века была безграмотность населения в национальных окраинах, поэтому первоочередной задачей национальной образовательной политики была ликвидация неграмотности. Обучение на родном языке осложнялось отсутствием национальной письменности у многих малых народов. Эта проблема успешно решалась.

По мнению В.В.Лезиной, крайне важный процесс создания письменностей ранее бесписьменных народов на начальном этапе строительства советского государства сопровождался обогащением общественных функций миноритарных языков, последовательным равноправием в области языковых прав, становлением ареальной лингвистики, созданием демократической и светской школы (Лезина В.В. Национально-языковая образовательная политика в поликультурном обществе Северного Кавказа. М. 2004. С.15-16). В системе образования советских республик осуществлялось строительство ликбезов, школ, женских кружков, клубов и др. (Лезина В.В. Там же).

И.А.Климашин пишет о существовании в Мордовском крае в тот период ликпунктов трех типов: пришкольных, самостоятельных и методическо-инструктивных (последние - для ликвидаторов неграмотности), а также передвижных школ грамоты (Климашин И.А. Ликвидация неграмотности на территории Мордовского края в 20-60 гг. ХХ в. Саранск, 2011. С.16). Передвижные школы грамоты с середины 1920-х годов продолжили деятельность в виде школ для малограмотных. В селах обучение взрослых организовывалось на базе сельских школ, где взрослые овладевали грамотой в одном классе со своими детьми (Ситник А.П. Тенденции исторических изменений в развитии теории образования взрослых. С.40).

После Октябрьской революции 1917 года была разработана общая стратегия внешкольного образования, определены его роль и место в системе народного просвещения. Внешкольное образование было включено в общую систему народного образования и после организации Главполитпросвета в 1920 году стало именоваться сначала политико-просветительной, а потом культурно-просветительной работой. Выходил журнал «Внешкольное образование», в котором освещались общие теоретические проблемы внешкольного образования, рассказывалось о его новых формах и методах. Вопросы внешкольного образования обсуждались на партийных съездах, заседаниях ЦК партии.

Педагог Е.Н.Медынский к внешкольной работе относил политико-воспитательные и общеобразовательные мероприятия для взрослых. Он разработал организационно-дидактические основы советской системы внешкольного образования, высказал идею создания народных домов для политического просвещения населения и превращения библиотек в центры общекультурной работы с людьми (Медынский Е.Н. Внешкольное образование. Его значение, организация и техника. М. 1918. 322с.).

В программу партии, принятую на VIII съезде, вошло требование всеобщего политехнического образования в формулировке Н.К.Крупской, где подчеркивалась важность тесной связи обучения с общественно-производительным трудом. Н.К.Крупская писала, что политехническое воспитание – не только следствие прогресса техники, но и орудие индустриализации, оно должно быть массовым (Крупская Н.К. О политехническом образовании, трудовом воспитании и обучении. М. 1982. 223с.).

В начале 1920-х годов прослеживались две самостоятельные концепции общеобразовательных учреждений, ориентированных на общее образование и профессиональную подготовку. Превалировало первое направление – школы общеобразовательного и общекультурного типа, дававшие трудящимся знания о природе, обществе, а также навыки учения и самостоятельной работы.

Школы грамоты для взрослых, школы повышенного типа, рабочие факультеты («рабфаки») обеспечивали преемственность содержания образования, работали бесплатно с отрывом обучающихся от работы на время учебы и гарантировали получение государственной стипендии. Образование взрослых строилось на принципах широкой политехнической основы общеобразовательного обучения, его соединения с трудом. На рабфаках высшее образование получали рабочие и крестьяне. В школах повышенного типа обучали родному языку, математике, естественным и общественным наукам. Рабочие университеты занимались не только общеобразовательной подготовкой, но знакомили с производством. Воскресные университеты от эпизодических лекций постепенно перешли к лекционным циклам, а затем к постоянному составу слушателей и систематическим занятиям в течение нескольких лет.

Наряду со школьными формами обучения развивались такие внешкольные формы культурно-просветительной работы, как избы-читальни, кружки, заводские клубы и др. Просветительские функции были возложены на радио: создавались циклы тематических программ, работал Рабоче-крестьянский университет. Последний включал общеобразовательный, антирелигиозный и кооперативный факультеты, позднее – педагогический и сельскохозяйственный. Упомянутые программы были рассчитаны на год и завершались выдачей удостоверения. Далее радиоуниверситеты были реорганизованы в Институт заочного обучения по радио. Около 70% всех взрослых, обучавшихся грамоте в тот период, научились читать и писать посредством внешкольного обучения.

Школы ликбеза в 1920-1930-ые годы представляли собой непрерывный процесс ликвидации неграмотности среди взрослых. Такие школы давали не только основы грамоты, но и являлись частью политпросветработы.

Большое значение придавалось самообразованию. При Главполитпросвете была создана Всероссийская комиссия помощи самообразованию, издавалась специальная литература. Инструктивные и методические материалы публиковали журналы «Рабфак на дому», «Университет на дому», «Учись сам», «Деревенский самоучка», «Помощь самообразованию».

Результаты деятельности государства в области образования взрослых в 1920-1930-ые годы были впечатляющими: по данным переписи 1939 года было признано, что неграмотность в СССР в основном ликвидирована (грамотность лиц в возрасте от 16 до 50 лет приближалась к 90 %). В 1919-1927 годы было обучено грамоте около 10 миллионов взрослых, в том числе в РСФСР - 5,5 миллионов человек. К концу 1930-х годов было обучено грамоте около 50 млн. человек (Петрова Я.И. Организация обучения взрослых в процессе ликвидации неграмотности в СССР в 1920-1930-е годы. Самара, 2010. С.15-16). При всей масштабности организации образования взрослых на том этапе Т.А.Василькова отмечает параллелизм и стихийность в организации различных форм обучения в государстве (Василькова Т.А. Основы андрагогики. М. 2011. С.39). В целом для дидактики того периода было характерным стремление повысить активность и самостоятельность взрослых, связать обучение с жизнью.

Развитию вопросов образования взрослых в Швеции на рубеже XIX-XX веков сопутствовал рост народных движений в среде рабочих. Особое место в этом пространственно-временном континууме имела шведская организация трезвенников (в наше время IOGT – Международная организация трезвенников), которая к началу ХХ века насчитывала в своем составе около 100 тысяч членов (Зотова Т.П. Использование шведского опыта образования взрослых в отечественной педагогической теории и практике. Ульяновск. 2006. С.35). Условием реализации деятельности этого общества всегда было свободное и открытое образование для всех желающих.

В начале ХХ века в образовательном пространстве взрослых в Швеции были две формы: продолжили свое развитие народные высшие школы и появились учебные кружки. Народные высшие школы послужили прототипом для создания подобного рода школ во многих странах Северной Европы, широко распространённых в настоящее время. Общедоступность, добровольность, демократизм, свобода в выборе образовательных программ, открытость к инновациям – основные принципы функционирования высшей народной школы в Швеции.

В Швеции того времени создавались учебные кружки для взрослых. Одним из создателей такой формы обучения был Оскар Олссон, под руководством которого в 1902 году на юге Швеции, в городе Лунде, был организован первый такой кружок. О.Олссон считал, что рабочие сами должны проявлять инициативу в образовании. Как особая форма в системе образования взрослых учебный кружок – это группа друзей, собравшихся для систематических занятий по определенной проблеме или какому-либо предмету. Основные методы образовательной деятельности в учебном кружке состояли в следующем: книги составляли основу самообразования, в каждом кружке выделялся трудолюбивый и способный лидер, члены кружка сами решали, как и что изучать.

В исследовании Н.Н.Кошель названы характеристики деятельности учебных кружков начала ХХ века: занятия в них основывались на политической, религиозной или другой идеологии; работа строилась в соответствии с коллективными мерами; такие объединения сохраняли независимость в отношениях с властями, предприятиями и вносили определенный вклад в социальные изменения; преобладало групповое самообучение (Модельная программа подготовки андрагогов. Минск. 2011. С.174-175).

П.Энгберг выделил основные идеи, в соответствии с которыми занятия в шведских учебных кружках строились на протяжении всего ХХ века:

1)образование являлось мощным двигателем общественных движений, оно представляло собой путь как к социальным преобразованиям, так и своего рода средство отстаивания рабочими своих прав;

2)усовершенствовались образовательные стандарты, способствовавшие качественным преобразованиям в шведском обществе (Энгберг П. Шведская демократия: учебные кружки и народные высшие школы // www.sweden4rus.nu).

Реформой образования 1912 года был заложен экономический фундамент для последующего развития шведского образования взрослых: правительство признало, что образовательные ассоциации при наличии административного контроля могут организовать систему образования взрослых в стране.

В СССР в 1930-1940-ые годы в разработке вопросов содержания образования на первый план были выдвинуты обеспечение его идейной направленности и овладение знаниями, умениями и навыками без отрыва от производства, что отвечало тенденциям его развития и потребностям практики. Стремление поднять активность и самостоятельность взрослых обучающихся, связать обучение с жизнью было характерно для образования того времени. Поэтому для закрепления знаний рабочих и крестьян действовали школы малограмотных и группы летней работы. Другими формами такого обучения были кружки малограмотных, женские кружки малограмотных и др.

В июле 1936 года был подписан приказ о преобразовании школы взрослых в новый тип общеобразовательной школы – неполную среднюю (V-VII классы) и среднюю (VIII-X классы); очные формы обучения были объединены с заочными. По мнению И.А.Колесниковой, новая система негативно отразилась на вопросах теории и практики образования взрослых: ослабление внимания государства к вечерним школам во второй половине 1930-х годов привело к тому, что развитие данного вида образования сузилось и научные исследования по этой проблеме практически прекратились (Колесникова И.А. Основы андрагогики. М. 2003. С.29). Однако необходимо отметить и положительную динамику в системе довоенного образования взрослых: проявились элементы системности, велся активный поиск новых форм и методов такого обучения (в частности, использовался исследовательский метод, лабораторные планы). Перепись 1939 года показала, что грамотность среди населения в возрасте от 8 лет и старше достигла 81%. Понятие "ликбез", по существу, ушло в историю: с неграмотностью было покончено в короткий срок. За 20 лет в процессе проведения ликбеза (1919 - 1940 годы) в СССР было обучено грамоте свыше 60 миллионов человек.

В годы Великой Отечественной войны множество школ для взрослых прекратили работу, десятки тысяч школьных зданий были разрушены, взрослые и молодежь сражались на фронтах. В тылу трудоспособное население стояло у станков, работало на оборонную промышленность и в сельском хозяйстве. В 1943 году были воссозданы вечерние общеобразовательные, а в 1944 году – заочные школы. В годы Великой Отечественной войны образование взрослых осуществлялось также в системе народных университетов, лекториев, курсов разного профиля.

В СССР первые послевоенные годы потребовали повышения общеобразовательного уровня и квалификации трудящихся. Обучение рабочих проходило в основном в индивидуально-бригадной форме непосредственно на производстве. Руководящие работники и специалисты народного хозяйства продолжали образование на вечерних и заочных отделениях вузов, в средних специальных учебных заведениях, на факультетах повышения квалификации при вузах, на различных курсах. Обучение без отрыва от производства занимало от двух до шести месяцев, с отрывом – не более трех месяцев.

В 1947 году по инициативе видных советских ученых было создано «Всесоюзное общество по распространению политических и научных знаний», переименованное в 1963 году во Всесоюзное общество «Знание». Среди основных причин его создания были значительный ущерб, нанесенный Великой Отечественной войной всей системе советского образования и развитие советской индустрии. Обществу были переданы фонды, функции, имущество, оборудование Московского политехнического музея, Политехнической библиотеки, Всесоюзного лекционного бюро (при Министерстве высшего образования СССР) и Союза воинствующих безбожников, который занимался распространением научных и материалистических знаний. Вскоре возникли республиканские общества по распространению политических и научных знаний среди рабочих и служащих. Общество «Знание» сыграло большую просветительскую роль среди взрослых людей, недополучивших теоретическое образование из-за войны.

В 1950-1960-ые годы взрослые, не окончившие школу в обычные сроки, могли компенсировать недостаток образования в вечерних и заочных школах. Внешкольное образование взрослых опиралось на систему партийно-политического просвещения и на объединения технических обществ, народные университеты, творческие союзы, клубы и Дворцы культуры, библиотеки, музеи, лектории, курсы и др.

В 1960-1970-е годы были созданы сначала народные университеты, затем лектории и, наконец, система партийного просвещения. Все эти учреждения давали дополнительное образование, имевшее отраслевую направленность (например, получили широкое распространение народные университеты педагогических знаний для родителей и учителей).

Cоветская система образования взрослых в тот период была представлена следующим образом:

- школьное образование в форме вечерних (сменных) школ рабочей и сельской молодежи, школ взрослых;

- различные формы курсовой подготовки и переподготовки рабочих, служащих, механизаторов сельского хозяйства, повышение производственно-технической квалификации инженерно-технических работников, учителей и преподавателей высших и средних специальных учебных учреждений, врачей;

- образование, осуществляемое через широко разветвленную сеть культурно-просветительных учреждений, радио, телевидение, кино, печать;

- образование, транслируемое общественными организациями, творческими союзами, Всесоюзным обществом «Знание»;

- самообразование (Василькова Т.А. Основы андрагогики. М. 2011. С.41).

Признание необходимости образования взрослых в советском обществе подчеркивалось в правительственных документах. В материалах ХХIV съезда КПСС сказано: «В наше время происходит настолько быстрое развитие во всех областях, что полученное в молодости образование – это лишь база, которая требует постоянного пополнения знаний» («Материалы ХХIV съезда КПСС». М. 1971. С.85-86).

В середине 1940-х годов количество учебных кружков в Швеции достигло примерно 200 тысяч. В 1947 году государственная комиссия расширила их полномочия: в состав обучающихся разрешили включать не только членов соответствующих общественных движений, но и всех желающих. Государство также увеличило финансирование этих учебных организаций, что положительно сказалось на резком увеличении количества их участников. В 1950-е годы круг изучаемых в учебных кружках проблем был расширен: стали изучаться вопросы, связанные с театром, искусством, музыкой и др. Изучение культуры составило примерно 48% от всего учебного времени.

Период 1960-1970-х годов в Швеции также характеризовался бурным развитием в сфере образования взрослых. Помимо существующих появилась новая форма учреждений для взрослых – муниципальные учебные центры, целью которых было получение общего среднего образования. В этом они конкурировали с народными высшими школами, однако последние продолжали лидировать в системе гражданского образования Швеции.

Исследователь А.Тойман рассматривает в своих работах Швецию как удачный пример страны, в которой рекуррентное образование (т.е. образование для людей, обучавшихся в прошлом), введеное там в 1960-е годы, привело к появлению научно-исследовательских разработок по социологии (Тuijnman A. Есоnomics of Adult Еducation аnd Тraining // Adult Еducation. 1998. № 8; Тuijnman A. Rесurrent еducation, Еаrning and Well-being. Stockholm, 1989).

С 1976 года в Швеции введен специальный налог на образование взрослых, который обязаны платить работодатели. В 1980-е и 1990-е годы такая система действовала по всей Швеции. Понимая, что социальные проблемы тесно переплетены с экономикой страны, правительство Швеции проводит программу инвестиций в сферу образования взрослых «Инициатива взрослого образования». Результатом этого стали стабилизация положения людей на рынке труда, сокращение безработицы, повышение профессионализма работающих людей.

В СССР в 1970-80-е годы выходило много литературы культурно-просветительного плана, в которой признавалось, что внешкольное образование не должно копировать государственную систему образования; основной его целью ставилось повышение квалификации слушателей. В отличие от школьной - система внешкольного образования была ориентирована на слушателей любого возраста и уровня подготовки и должна была дифференцированно учитывать запросы обучающихся.

При этом государство исходило из интересов социальных групп людей, из потребностей общества. В тот период многие вечерние школы были преобразованы в центры образования взрослых. Например, при Ветковской вечерней школе №1 были созданы курсы по освоению культуры поведения для туристов, выезжающих за границу (Левашова Т.Н., Балакирева Л.А. Актуальные проблемы непрерывного образования взрослых. Л. 1981. С.8). Сначала слушателям давались практические сведения о поведении в гостинице, кафе, театре и др., но потом по просьбе обучаемых круг обсуждаемых вопросов был значительно расширен: обсуждались нормы общения человека в разных сферах жизни (деловая коммуникация, общение в быту, в семье, досуговая деятельность, организация домашних праздников, дружеских встреч, юбилеев и т.д.). Таким образом, система внешкольного образования взрослых основывалась на поступательном развитии к нему интереса, его трансформации в потребность.

Центры непрерывного образования взрослых преследовали следующие задачи: повышение квалификации, расширение кругозора, удовлетворение любительских интересов, повышение общеобразовательного уровня (Левашова Т.Н., Балакирева Л.А. Там же. С.18). Однако таких центров в нашей стране было немного. Постоянной формой внешкольного образования взрослых в тот период были народные университеты. Они представляли собой высшую, универсальную форму внешкольного образования, своеобразные массовые общественные учебные заведения для взрослых. В них совмещались образовательные, воспитательные и культурно-просветительные функции.

Принципы функционирования народных университетов перечислены Т.А.Васильковой: добровольное поступление в них слушателей; актуальность программ обучения, учитывавших новейшие достижения науки; ориентированность на психолого-педагогические особенности взрослой аудитории; разнообразие методических приемов обучения; индивидуализация учебных заданий; ориентация слушателей на долговременные учебные связи как с народным университетом, так и с институтами повышения квалификации; организационно-методическое обеспечение непрерывности образования (широкое использование в учебном процессе не только учебно-методических пособий, написанных для курсов повышения квалификации, но и учебников, созданных специально для слушателей народного университета) (Василькова Т.А. Там же. С.41-42).

Программы обучения в народных университетах имели обзорно-аналитический и установочный характер, были направлены на самообучение слушателей. В учебном процессе использовались разнообразные организационные формы и методы обучения: лекции, дискуссии, деловые и ситуационные игры, анализ конкретных производственных ситуаций, групповые и индивидуальные консультации, выездные занятия на передовых предприятиях отрасли и др. Однако, как отмечает Т.А.Василькова, преподавательский состав народных университетов был нестабилен, по профессиональной и педагогической квалификации преподающих в них – неоднороден (Василькова Т.А. Там же. С.42).

В СССР в 1980-ые годы в рамках формального образования сложились следующие формы образования взрослых: общее среднее образование в вечерних (сменных) средних школах, профессионально-техническое образование в вечерних и дневных с вечерними отделениями профессионально-технических училищах, на профессионально-технических курсах обучения различной длительности, среднее специальное образование в заочных средних специальных учебных заведениях, на вечерних и заочных отделениях дневных средних специальных учебных заведений, высшее образование в заочных и дневных с вечерними и заочными отделениями высших учебных заведениях, последипломное обучение (повышение квалификации) специалистов с высшим и средним специальным образованием в институтах, на факультетах и курсах переподготовки и повышения квалификации – как самостоятельных, так и при обычных высших ускоренных заведениях. В рамках неформального образования функционировали профессионально направленные и общекультурные курсы обучения в народных университетах, центрах непрерывного образования, центрах образования взрослых, в лекториях общества «Знание», по телевидению, на курсах интенсивного обучения (Василькова Т.А. Там же. С.42-43).

Одним из последствий «перестройки», начавшейся во второй половине 1980-х годов, стала необходимость приобретения взрослыми людьми новых знаний. Среди причин, обусловливающих важность образования взрослых в постсоветское время, С.Г.Вершловский называет следующие: приобщение мигрантов к новой социокультурной среде, просветительская деятельность национально-религиозных общин (Вершловский С.Г. Образование взрослых в России: вопросы теории // Новые знания. 2004. №1. С.13-18). К началу 1990 годов в сфере неформального образования было занято около 30% населения (Ключарев Г.А., Пахомова Е.И., Кофанова Е.Н. Образование в новой России. Самообразование взрослых // Общественные науки и современность. 2003. №8. С.37).

Системе образования взрослых в нашей стране был нанесен ущерб в первой половине 1990-х годов, когда была свернута деятельность общества «Знание», а в 90% сельских районов Российской Федерации эта деятельность была вообще прекращена. Там, где общество в каком-либо качестве продолжило свою работу, его работники использовали адаптированный опыт зарубежных коллег. Например, в Красноярском крае при участии Немецкой ассоциации народных университетов реализовывался проект Европейского сообщества под названием «Расширение возможностей участия пожилых людей в социальных и политических процессах демократического развития России» (об этом см.: Овчинников Г.А. Образование и просвещение пожилых людей в системе непрерывного образования «Обучение в течение всей жизни» // URL: znanie.org).

В Европе специалист, работающий в образовании взрослых, является, как правило, профессионалом, андрагогом, в нашей стране это - человек, не имеющий профессиональной андрагогической подготовки. В небольшой степени облегчали ситуацию дипломированные специалисты по специальности «Социальная работа», но программы их подготовки были лишь приближены к андрагогике и не соответствовали потребностям и ожиданиям пожилых людей.

В 1990 году после публикации работы С.И.Змеёва «Теория обучения взрослых (андрагогика) за рубежом на современном этапе» в российской науке появился термин «андрагогика» (Змеёв С.И. Теория обучения взрослых (андрагогика) за рубежом на современном этапе. М., 1990). В 1992 году в Институте общего образования Минобразования Российской Федерации С.И.Змеёвым была создана Лаборатория андрагогики, в которой до сих пор разрабатываются проблемы теории и практики образования взрослых, научно-методические основы подготовки андрагогов. Сотрудниками лаборатории был разработан предметный блок андрагогических дисциплин Госстандарта высшего профессионального образования по специальности «Андрагогика» (1995 год), были оформлены государственные требования к минимуму содержания и уровню профессиональной подготовки для получения дополнительной квалификации «Андрагог» (2001 год), были составлены профессионально-образовательные программы одногодичной и двухлетней подготовки андрагогов на базе высшего профессионального образования, бакалавра образования по направлению «педагогика» и в рамках дополнительной профессии, была разработана Концепция развития образования взрослых в России (2001 год) (URL: http://szmeyov.narod.ru). Позитивной тенденцией в развитии андрагогики в России являются прочные деловые научные связи Лаборатории андрагогики С.И.Змеёва с международными организациями, отечественными и зарубежными научными и учебными центрами образования взрослых.

В составе Российской академии образования (РАО) был создан Институт образования взрослых, преобразованный Институт культурологии образования Российской академии образования, а в 1994 году специальность «андрагогика» была утверждена приказом Государственного комитета России по высшему образованию. Все это отражает объективную потребность в андрагогах, специалистах по работе со взрослым населением.

Cозданный в России Институт педагогического образования и образования взрослых (ИПОиОВ) с 2011 года является членом Европейской ассоциации образования взрослых (ЕАЕА, центральный офис расположен в г.Брюсселе), межнациональной некоммерческой организацией, цель которой состоит в установлении связей и объединении европейских организаций по образованию взрослых (URL: http://iporao.org.ru/news/1693).

С 1996 года стал выходить образовательный журнал для взрослых «Новые знания», учредителем которого было общество «Знание». В журнале затрагиваются многие актуальные вопросы истории и современного состояния образования взрослых как в нашей стране, так и за рубежом. Исследования в области образования взрослых обогатились системным рассмотрением этого явления, анализом его региональных проблем.

В 1991 году в Швеции был создан Национальный совет по образованию взрослых - орган, курирующий всю систему неформального образования в стране. К концу ХХ века в стране насчитывалось около двухсот народных высших школ, которые управлялись как различными организациями, так и муниципалитетами. Народные высшие школы и учебные кружки предлагали обучающимся множество различных курсов: от однодневных занятий до многолетних программ. Учебные кружки посещали около двух миллионов человек.

Для управления системой образования взрослых в Швеции на протяжении ХХ века были созданы 11 образовательных ассоциаций: Рабочая образовательная ассоциация, Образовательная ассоциация взрослых шведского союза фермеров центристской и либеральной партий, Гражданская образовательная ассоциация взрослых, Образовательная ассоциация профессиональных служащих, Ассоциация содействия обучению, Народный университет, Образовательная ассоциация взрослых шведской спортивной конфедерации, Образовательная ассоциация движения трезвости, Шведская христианская образовательная ассоциация, образовательная ассоциация неконформистских церквей Швеции, Образовательная ассоциация взрослых YWCA / YMCA (от английского Young Men’s Christian Association - Юношеская христианская ассоциация (Ассоциации молодых христианок (YWCA) / Ассоциации молодых христиан (YMCA).

П.Энгберг привел статистику роста числа участников учебных кружков в Швеции на протяжении всего ХХ века: в 1922 году число обучающихся составляло 44 000 человек, в 1946-1947 годы – 200 000 человек, в 1969-1970 годы – 1 500 000 человек, а в 1997 году – 2 800 000 человек (по данным переписи 1998 года население Швеции составляло около 9 миллионов человек) (Энгберг П. Шведская демократия: учебные кружки и народные высшие школы. 1998. // www.sweden4rus.nu).

В конце ХХ века был принят закон «О государственных субсидиях для свободного образования взрослых». Вся система формального, неформального и информального образования в Швеции курируется и спонсируется государством, так как шведы считают, что только образованное общество может являться залогом демократического развития страны.

Резюмируем изложенное в параграфе. На протяжении ХХ века система образования взрослых в нашей стране развивалась неравномерно в соответствии с выделенными нами этапами:

-становление системы образования взрослых после Октябрьской революции. Интенсивное развитие этой системы в начале ХХ века, связанное с ликвидацией безграмотности и просвещением широких слоев населения;

-эффективное функционирование советской системы образования взрослых, которая была представлена следующим образом: 1)школьное образование в форме вечерних (сменных) школ рабочей и сельской молодежи, школ взрослых; 2)различные формы курсовой подготовки и переподготовки рабочих, служащих, механизаторов сельского хозяйства, повышение производственно-технической квалификации инженерно-технических работников, учителей и преподавателей высших и средних специальных учебных учреждений, врачей; 3)образование, осуществляемое через разветвленную сеть культурно-просветительных учреждений, радио, телевидение, кино, печать; 4)образование, транслируемое общественными организациями, творческими союзами, Всесоюзным обществом «Знание»; 5)самообразование;

-стагнация образования взрослых в начале 1990-х годов, обусловленная распадом Советского Союза;

-возрождение образования взрослых в середине 1990-х годов, поиск новых форм обучения взрослых в изменившихся условиях.

В ХХ веке шведская система образования взрослых успешно развивалась за счет политической стабильности государства, его всесторонней поддержки. В шведском образовательном пространстве стабильно и успешно реализовывались две формы обучения взрослых: народные высшие школы и учебные кружки. Открылось множество высших народных школ со специализацией: сельское хозяйство, уход за больным человеком, домоводство и др. Были созданы 11 образовательных ассоциаций, которые до сегодняшнего дня управляют всей системой образования взрослых в стране. Основными принципами системы образования взрослых стали общедоступность, добровольность, демократизм, свобода в выборе образовательных программ, открытость к инновациям.




Скачать

Рекомендуемые курсы ПК и ППК для Вас