СДЕЛАЙТЕ СВОИ УРОКИ ЕЩЁ ЭФФЕКТИВНЕЕ, А ЖИЗНЬ СВОБОДНЕЕ

Благодаря готовым учебным материалам для работы в классе и дистанционно

Скидки до 50 % на комплекты
только до

Готовые ключевые этапы урока всегда будут у вас под рукой

Организационный момент

Проверка знаний

Объяснение материала

Закрепление изученного

Итоги урока

«О бойце Василии, о его веселой гармошке и поэте Твардовском немножко…»

Нажмите, чтобы узнать подробности

Не только у людей бывают дни рождения, но и у книг. Ежегодно сотни книг отмечают свой юбилей. Одним исполнилось 10 лет, а другим 200. Сегодня мы поговорим о книге, которой исполняется 75 лет. Это поэма А. Твардовского «Василий Теркин».

В годы войны солдаты нуждались не только в винтовках и патронах к ним, но и в веселом ободряющем слове. Со страниц газет и книг на них смотрели комические образы врага, кажущиеся наивными и иногда упрощенными, но имевшие большое значение для уверенности солдата, для полного преодоления страха перед жестоким врагом.

"Василий Теркин" (Книга про бойца) — солдатская поэма Твардовского, созданная на фронтах Великой Отечественной вой­ны в 1942-1945 годах.

Призрак большой войны витал над огромной страной уже с конца 30-х годов. Вооруженные конфликты на Дальнем Востоке, “походы” в бывшие польские и румынские земли (1939 — 1940), война с Финляндией (1939 — 1940) не предвещали спокойной жизни и на ближайшее будущее. Европа уже была охва­чена войной. Весь мир следил за бомбовыми ударами по Лондону, за взятием Парижа и германской оккупацией большей части Франции.

Советские власти приучали народ к мысли о том, что война если и будет, то станет молниеносной, и враг будет разгромлен не на нашей, а на его собственной территории “малой кровью, могучим ударом”.

Известие о неожиданном фашистском нападении на нашу стра­ну всколыхнуло страну. Началась поистине всенародная, патриоти­ческая война.

Не молчали и музы. Люди на фронте и в тылу потянулись к поэзии.

В первый же день войны Ольга Берггольц написала:

Мы предчувствовали полыханье

Этого трагического дня.

Он пришел. Вот жизнь моя, дыханье.

Родина! Возьми их у меня!

Призывная песня “Священная война” зазвучала как гимн. В блокадном Ленинграде прозвучала “Седьмая” симфо­ния Д. Шостаковича.

Создавалась и проза о войне (Вас. Гроссман, Б. Горбатов), бое­вая публицистика И.Эренбурга и А.Н.Толстого, первые военные кинофильмы. Все это активно читалось, смотрелось, слушалось.

В этом многоголосье А.Твардовскому принадлежит одно из пер­вых мест; Его поэма “Василий Теркин” приобрела огромную попу­лярность, стала величайшим литературным памятником подвигу нашего народа.

У книги есть предыстория. Большое эпическое произведение в стихах о “Васе Теркине”, неизменно преуспевающем бойце фин­ской кампании, как был он представлен на страницах газеты “На страже родины” Ленинградского военного округа, — задумано Твардовским в 1940 году. Там, на Карельском перешейке, в услови­ях суровой зимы и трудной войны, поэт открыл для себя мир про­стых людей, выполнявших нечеловечески трудную боевую работу. “.Мне открылся новый, необычайно суровый и вместе с тем очень человеческий, дружный и радостный мир. Я рад, что он стад досту­пен и понятен мне. Красную Армию я полюбил так, как до сих пор любил только деревню, колхозы. И, между прочим, очень много схожего. Мне кажется, что армия будет второй моей темой на всю жизнь”, — писал поэт.

Так была найдена эта тема.

Бои в Финляндии завершились 13 марта 1940 года, а уже в апре­ле Твардовский жил замыслом поэмы о прошедшей войне, который еще смутно вырисовывался в его сознании: герой, которому еще не было подобрано имя, виделся автору на границе нашей страны, ко­торую он переходил вместе с нашими войсками; его ранило; после госпиталя догоняет он свою часть (как в главе “Гармонь” оконча­тельной редакции). Намечалась и любовная линия — знакомство с девушкой - медсестрой.

В том же апреле этот намечавшийся сюжет соединился в замыс­ле поэта с именем Васи Теркина.

Первый раз Вася Теркин появился в газете «На страже Родины», как один из ее корреспондентов. Именно таким именем был подписан сатирический фельетон «Сивый мерин в своем репертуаре». Случилось это благодаря дежурившему в тот момент Николаю Щербакову, который заменил с одобрения ответственного редактора «На страже Родины» Д.С. Березина фамилию автора фельетона Кауфман на «более звучащую» Теркин.

В номере за 31 декабря 1939 года был помещен портрет Васи Теркина. Здесь же сообщалось: «Специальный корреспондент нашего отдела «Прямой наводкой» Вася Теркин, пребывающий на передовых позициях, готовит материал, который будет печататься у нас в ближайшее время. Кстати, помещаем последний портрет Васи Теркина». На рисунке изображен лукаво улыбающийся боец в буденовке, перепоясанный ремнем. За плечами у него винтовка, карандаш и кисть художника. Эту публикацию и следует считать рождением легендарного героя. Таким образом, Васе Теркину исполнилось уже 80 с хвостиком лет.

Однако уже через несколько публикаций Вася Теркин превратился из корреспондента газеты в героя, о котором пишут другие. Художники Вениамин Брискин и Василий Фомичев нарисовали серию рисунков, которые совпали со стихами Николая Щербакова (псевдоним «Снайпер»). зачитать со слайда

Первая биография Васи Теркина принадлежит перу Самуила Маршака, который по просьбе А. Твардовского тоже подключился к этому творческому процессу в редакции «На страже Родины".

Не в Париже, не в Нью-Йорке — В деревушке под Москвой Родился Василий Теркин, Наш товарищ боевой.

Всех сильнее был он в школе, Был он ловок и плечист, Был он первый в комсомоле Гармонист и футболист.

Кончил школу Вася Теркин Года три тому назад. Сдал экзамен на пятерки И пошел в военкомат.

Что за парень в гимнастерке, В сером шлеме со звездой? Это он — Василий Теркин, Пулеметчик молодой.

Пулеметчик он проворный,— Все кампании прошел: Был на сопке Заозерной И на речке Халхин-Гол.

Враг разбит — не лезет больше, Заперт накрепко Восток. Вася Теркин в панской Польше Занимает Белосток.

От него белополяки Поскорей уходят прочь,

Быстроногие вояки Удирают во всю мочь.

И за то, что дал он пану Оглушительный урок, Получил Василий рану, Занимая Белосток.

Пулеметчик лег в больницу, Отлежался — и здоров, И на финскую границу Прикатил он — бить врагов.

Отличился он в атаке, С боевым своим полком Брал деревню Питкамяки Пулеметом и штыком.

Побывал он и в разведке. Тишина стоит в бору, Только снег роняют ветки, Да мороз грызет кору.

Вышел Вася на опушку И с товарищем вдвоем Белофинскую «кукушку» Подстерег и взял живьем.

И теперь в любой каптерке И в землянках всех частей Пулеметчик Вася Теркин — Самый лучший из гостей.

За время советско-финляндской войны, продолжавшейся с 30 ноября 1939 по 13 марта 1940, вышло около 30 публикаций о Васе Теркине. Более подробно о герое описано в книге члена Союза писателей России капитана 2-го ранга О.В. Щеблыкина «Вася Теркин? Кто такой?», вышедшей в 2009 году.

Таким образом, полуфольклорный образ пред­ставлялся хорошим основанием для задуманной книги; жизнелю­бие героя обеспечивало оптимистическую тональность поэмы, не­обходимую, по мысли автора, “для преодоления сурового материальной войны”. Юмористическая струя должна была соединиться с лиризмом.

Так в сознании А. Твардовского определились характерные черты образа и главные контуры произведения.

В феврале и марте 1941 года работа над “Теркиным” стала уже главным делом поэта, хотя продвигалась медленно и с напряжением. 20 марта готовые главы были читаны С. Я. Маршаку; Маршак был взволнован и отметил “свободные, без стремления к эффек­там" стихи.

Прозаические наброски и планы нового произведения получили отражение в тетрадях поэта, поселившегося для спокойной работы в деревне Грязи под Звенигородом. Было 9 июня 1941 года, и поэт надеялся, что судьба подарит ему “доброе работящее лето”, и к осе­ни поэма будет завершена.

22 июня 1941 г. резко нарушило эти планы. В тот же день поэт выехал в Москву и 23 июня был назначен на должность “писателя” в газету “Красная Армия” Киевского военного округа и тотчас вы­ехал на фронт.

С первых дней и до конца Великой Отечественной войны, как и многие другие писатели (А. Сурков, К. Симонов, В. Гроссман.), прошел Твардовский вместе с боевыми частями Красной Армии по порогам войны на особенно беспокойном, мобильном и во всех от­ношениях “жарком” Юго-Западном фронте.

В первые месяцы войны поэта естественно захватила обыкно­венная корреспондентская текучка. Он написал и напечатал мно­жество стихотворений и фронтовых очерков и совсем забыл о по­эме, замысел которой за множеством новых впечатлений уже не ка­зался ему актуальным.

Случайная встреча с товарищем по перу, напомнившая ему о “Теркине”, в июне 1942 года породила счастливую мысль продол­жить начатую поэму — уже как о бойце новой, большой войны. Это была другая война; другой виделась и фигура Василия (уже не Васи) Теркина.

В творческом отчете Твардовского Военной комиссии Союза писателей 22 июня 1942 года впервые было объявлено название но­вой поэмы: “Василий Теркин”.

Вася Теркин финской кампании 1939 — 1940 годов — персонаж развлекательных фельетонов со сквозным героем — оказался только однофамильцем и тезкой нового героя Твардовского, изображенного теперь всерьез. Ничего не осталось от его квадратного подбородка и богатырского телосложения. Зато детальную разработку получили все стороны его характера.

Изменился не только герой поэмы — другим стал ее характер, ее содержание, философия, форма: композиция, жанр, сюжет. Изме­нился характер поэтического повествования о войне: родина и на­род, народ на войне стали главными темами.

“Книга про бойца” — так обозначил поэт жанр своего произве­дения. Таков подзаголовок поэмы.

Демократическая муза Твардовского выбрала простого героя — рядового бойца; обобщающий, собирательный образ, в котором во­площена вся тогдашняя Советская Армия и весь воюющий народ. “Человек-народ”, по удачному определению А.М. Абрамова. Образ предельно обобщен, даже о его специфических внешних приметах не говорится почти ничего, — они как бы “средние”. Он “большой охотник жить лет до девяноста”; сугубо гражданский и мирный человек, солдат только по необходимости, “из запаса рядовой”. Обычная его жизнь “в колхозе” прервана вой­ной — стихийным бедствием. Поэтому война для него — аврал, “работа”, продолжение обычной жизни. И вся поэма о войне про­низана мечтой о мирной жизни.

Отмеченные качества Теркина предстают как народные и ти­пичные. Теркин — национальный тип, сходный с типом русских былинных богатырей. Он — рядовой боец, притом “обыкновен­ный”, но может совершить беспримерный подвиг, может в случае надобности принять на себя обязанности командира.

В статье «Как был написан «Василий Теркин» (ответ читате­лям)» (1951-1966) Твардовский отметил, что ему часто задают во­прос: «Вымышленное или действительно существовавшее в жизни лицо Василий Теркин?». Этот вопрос возник еще у самых первых читателей поэмы. Причем некоторые из них вовсе не сомневались в существовании реального Теркина, они только интересовались, не служит ли он в их дивизии. Были также случаи, когда письма адресовали не Твардовскому, а самому Теркину. Таким образом, по мнению читателей, Теркин имеет вполне определенного прототипа. Твардовский признавался, что такое мнение было ему очень прият­но, но тем не менее он был вынужден огорчить этих читателей: «Нет, Василий Теркин, каким он является в книге, – лицо вымышленное от начала до конца, плод воображения, создание фантазии. И хотя черты, выраженные в нем, были наблюдаемы мною у многих жи­вых людей, – нельзя ни одного из этих людей назвать прототипом Теркина». Однако исследователи считают, что все же можно назвать неко­торых реальных людей, послуживших прототипами Теркина. Еще в довоенное время Твардовский, говоря о шофере, который вез его и поэта М. Голодного из Феодосии в Коктебель 1 сентября 1939 г., отметил: «Это тот герой, которого как раз недостает в нашей лите­ратуре, – весельчак и балагур, остряк в любую минуту жизни и т.п. Я попытался бы сделать что-нибудь из него в стихах, но для этого нужно бы от него больше наслушаться». На одного из прото­типов указывает в своих воспоминаниях художник Орест Верейский, который подготовил первые иллюстрации к поэме. Фронтовой поэт Василий Глотов послужил художнику «натурой» для создания об­раза, «авторизованного» Твардовским, который с тех пор «никогда не допускал ни малейшей попытки изобразить Теркина другим».

Поэма состоит из 30 глав, пролога и эпилога, условно разделяясь на три части. Каждая глава — небольшая новелла об эпизоде из фронтовой жизни Тёркина, не связанная с другими каким-либо общим сюжетом. В поэме созданы масштабные образы, собирательные и емкие. События развиваются очень долго. Главный герой поэмы объединяет все части поэмы в одно целое. Василий Теркин – рядовой пехотинец из крестьян. В нем воплощаются лучшие солдатские и народные черты. Это солдат простой, умеет шутить, не падает духом и так похож на других солдат. Он смел, скромен и всегда поможет в трудный момент. Твардовский подчеркивает, что в каждой роте есть такой человек. В поэме описаны не только фронтовики, но и те, кто трудился в тылу ради победы: старики и женщины. Персонажи произведения не только воюют. Они радуются, любят, говорят друг с другом, мечтают о мире. Война, как и жизнь вообще, объединяет трагедию и юмор, страх и смелость, земное бытие и смерть. Василий Тёркин — балагур и весельчак, душа своего подразделения. В бою — пример для всех, находчивый воин, который не растеряется в самой сложной ситуации. На привале вокруг него всегда собирается компания — Тёркин споёт и сыграет на гармони, никогда не полезет в карман за острым словом. Будучи раненым, на волоске от смерти (глава «Смерть и воин»), находит силы собраться и вступить в схватку со Смертью, из которой выходит победителем. При встрече с мирным населением ведёт себя скромно и с достоинством. Отдельные новеллы в поэме были созданы по мотивам реальных событий войны (глава «Кто стрелял»). Некоторые истории рассказывают о победах, а некоторые о тяжёлых поражениях (глава «Переправа»). В четырёх авторских главах-отступлениях — рассуждения о войне, нелёгкой солдатской доле и намёки на то, как шла работа над книгой.

Наряду с главным героем в поэме важное место занимает и образ автора-повествователя. Это автобиографический образ, выступающий посредником между героем и читателем, Кроме специальной главы «0 себе» в поэме есть еще три главы «От автора».

Эти главы выполняют композиционную функцию (членение поэмы на части, а также роль связки между главами). Авторские главы пронизаны особым лиризмом, задушевностью, насущностью тем, затронутых в поэме.

Это обращения автора к одушевленным и неодушевленным предметам: родине, шинели, снаряду, врагу, собственному сердцу, к женам, девушкам, к себе. Отметим также и тот факт, что автор является своеобразным двойником своего героя, подчас даже трудно отделить одного от другого. Сближаются их высказывания, судьбы, язык:

И скажу тебе, не скрою, — В этой книге, там ли, сям, То, что молвить бы герою, Говорю я лично сам. Я за все кругом в ответе,

И заметь, коль не заметил, Что и Теркин, мой герой, 3а меня гласит порой.

Начиная со второй части поэмы авторское повествование доминирует: рассказ ведется главным образом от лица автора-повествователя «Кто стрелял?», «О герое», «О любви», «Смерть и воин». Автор всюду сопровождает Теркина, комментируя его поступки, чувства и мысли. Эпический и лирический планы поэмы сливаются.

Образ автора-повествователя необходим Твардовскому для того, чтобы наиболее полно и масштабно представить картины войны, показать героя не только в действии, но и осмыслить происходящее, подвести итоги. Поэтому образ воюющего народа к концу поэмы расширяется. Завершающие строки поэмы звучат трагическим аккордом в память о миллионах Теркиных, так и не вернувшихся с войны, но с честью выполнивших свой ратный труд:

Эту книгу про бойца Я и начал с середины И закончил без конца С мыслью, может, дерзновенной Посвятить любимый труд Павшим памяти священной, Всем друзьям поры военной, Всем сердцам, чей дорог суд.

21 июня исполняется 110 лет со дня рождения поэта и писателя Александра Трифоновича Твардовского.

Писатель родился 21 (08 по старому стилю) июня 1910 г. в деревне Загорье Смоленской губернии (сейчас это Починковский район Смоленской области). Его отец был сельским кузнецом, человеком грамотным и весьма начитанным.

Детство поэта пришлось на первые послереволюционные годы, а в юности ему довелось на своей собственной судьбе познать, как проводилась коллективизация. В 1930-е гг. его отец был "раскулачен" и выслан из родной деревни.

Талант поэта проснулся в Александре Твардовском в раннем детстве. В 1925 г., еще учась в сельской школе, он начал работать в смоленских газетах селькором, для которых писал статьи, очерки, иногда печатал там собственные стихи. В июле того же года впервые было опубликовано стихотворение Александра Твардовского "Новая изба". В 1926 г. Твардовский начал сотрудничать с городскими газетами. Через год в смоленской газете "Юный товарищ" под заголовком "Творческий путь Александра Твардовского" была опубликована подборка стихов семнадцатилетнего поэта и размещена заметка о нем.

В 1927 г. Твардовский окончательно перебрался в Смоленск, где работал внештатным корреспондентом. В 1929 году Александр Твардовский послал свои стихи в Москву, в журнал "Октябрь", и они были напечатаны. Окрыленный успехом, он едет в Москву, где, как и в Смоленске, было трудно устроиться на работу, и редкие публикации не спасали положения. Зимой 1930 года Твардовский вернулся в Смоленск и решил серьезно заняться своим образованием. Его приняли в Смоленский педагогический институт без вступительных экзаменов, но с обязательством за год изучить и сдать все предметы за среднюю школу. Он не только выполнил свое обязательство, но и в первый же год догнал своих однокурсников.

Учась в Смоленском педагогическом институте, Твардовский продолжал писать стихи. Известность к нему пришла только после публикации в 1936 году поэмы "Страна Муравия", посвященной непростой деревенской жизни после революции 1917 года, проблемам коллективизации.

Твардовский также занимался переводами белорусских, армянских, украинских поэтов. Теперь Твардовский приезжал в Москву уже как признанный поэт. К этому времени он успел закончить два курса педагогического института в Смоленске и поступил на третий курс Московского института истории, философии и литературы (МИФЛИ). Его стихи и поэмы охотно печатали журналы, их одобрительно воспринимала критика.

В 1939 г. он окончил Московский институт философии, литературы и истории (МИФЛИ) и в том же году его призвали в армию.

За шесть лет своей армейской жизни Твардовский прошел несколько войн. В качестве военного журналиста он принимал участие в Польском походе Красной Армии в Западную Белоруссию, в советско-финской войне 1939-1940 гг. В этот период создал цикл стихов "В снегах Финляндии". Во время Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. поэт работал военным корреспондентом во фронтовых газетах, публикуя в них стихи и очерки. Свою лирику военных лет поэт называл "Фронтовой хроникой".

Об ужасах войны, о ее бессмысленности и жестокости, рассказано Твардовским в стихотворениях "Две строчки", "Я убит подо Ржевом", в поэме "Дом у дороги", сборнике стихов "Загорье".

После войны Твардовский обращается в своем творчестве к жизни простых людей ‑ как они возрождаются к мирной жизни, восстанавливают то, что было разрушено войной.

В 1950-1960 гг. создается книга "За далью – даль", представляющая как бы дневник путешествия в Сибирь и на Дальний Восток.

В 1967-1969 гг. он работал над поэмой "По праву памяти", в которой описываются ужасы коллективизации на примере, в том числе, собственного отца. При жизни автора произведение не будет издано. Так же, как и поэма "Теркин на том свете" (написана в 1963 г.).

Наряду со стихами Твардовский всегда писал прозу. В 1947 г. опубликовал книгу о минувшей войне под общим заглавием "Родина и чужбина". Он проявил себя и как глубокий, проницательный критик: книги "Статьи и заметки о литературе" (1961), "Поэзия Михаила Исаковского" (1969), пишет статьи о творчестве Александра Блока, Ивана Бунина, Самуила Маршака, статьи-речи об Александре Пушкине.

В 1969 г. были опубликованы очерки, написанные Твардовским еще в советско-финскую кампанию "С Карельского перешейка".

Деятельность Александра Твардовского была отмечена многими государственными наградами: в 1939 г. он был награжден орденом Ленина, в 1941 г. Твардовский удостаивается Государственной премии СССР (После этого он еще трижды был ее лауреатом: в 1946, 1947, 1971 гг.).

В 1961 г. он стал лауреатом Ленинской премии за поэму "За далью даль".

Твардовский вел большую общественную работу: с 1950 по 1954 год занимал пост секретаря правления Союза писателей СССР. С 1963 по 1968 год Твардовский был вице-президентом Европейского сообщества писателей.

С 1950 года по 1970 год (с перерывом с 1955 по 1957 гг.) Твардовский был главным редактором журнала "Новый мир". В 1954 году он был уволен с поста главного редактора за "демократические тенденции", появившиеся в журнале, в 1958 г. он вернулся в "Новый мир" на ту же должность, пригласив в него своих единомышленников – критиков и редакторов.

После того, как в 1961 г. в журнале публикуется повесть Александра Солженицына "Один день Ивана Денисовича", и попыток опубликовать его роман "Раковый корпус", Твардовский становится "неофициальным оппозиционером". Ему постоянно приходилось испытывать на себе все усиливающееся давление консервативных сил. В 1970 г. он был в очередной раз снят с должности главного редактора, а сама редакция подверглась фактическому разгрому. После ухода из журнала все больше стала давать о себе знать болезнь, поэт уехал к себе на дачу под Москвой, где и провел последние дни.

18 декабря 1971 г. Александр Трифонович Твардовский скончался от рака легких в поселке Красная Пахра в Московской области. Похоронен на Новодевичьем кладбище.

Александр Трифонович был женат. В браке родилось двое детей, дочери Валентина и Ольга.

Именем знаменитого писателя названы улицы в Москве, Воронеже, Новосибирске, Смоленске. В его честь названа школа и установлен памятник в г. Москве.

Категория: Литература
02.06.2020 12:46


Рекомендуем курсы ПК и ППК для учителей