Повстанческое движение в Иркутской области в 1920-е гг.

Категория: История

Нажмите, чтобы узнать подробности

Информация подойдет для уроков истории по революции 1918-1822 гг., особенно для учителей Иркутской области. В курсовой почти вся информация взята в архиве Новейшей истории Иркутской области 

Просмотр содержимого документа
«Повстанческое движение в Иркутской области в 1920-е гг.»

Министерство образования и науки Российской Федерации

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение

высшего профессионального образования

«Восточно-Сибирская государственная академия образования»

Гуманитарно-эстетический факультет

Кафедра истории и методики


Направление:

Педагогическое

Профиль История

Квалификация: бакалавр истории

Форма обучения: очная


Проскурякова Мария Анатольевна


ПОВСТАНЧЕСКОЕ ДВИЖЕНИЕ

В ИРКУТСКОЙ ГУБЕРНИИ В 20-Е ГГ. XX В.

Курсовая работа


Научный руководитель:

Дикун А. С., ассистент кафедры

истории и методики


Работа допущено к защите _______________

Защищена на «__________» « » ______2014 г.




Иркутск

2014

ОГЛАВЛЕНИЕ

ВВЕДЕНИЕ………………………………………………………………………..3

ГЛАВА 1. Гражданская война 1918-1922 гг….…………………………………8

1.1. Сибирь в Гражданкой войне......……………………………………..............8

    1. Причины возникновения восстаний и повстанчества в 1920 году в Сибири……………………………………………………………….........................12

ГЛАВА 2 Повстанчество в Иркутской губернии……………………………..17

2.1. Появление «фронтов» повстанчества………………………………

2.2. Повстанческие отряды после 1921 года (отряды Д.П. Донского, В.И. Черного, Г.А. Кочкина)…………………………………………….

2.3. Значение повстанчества Иркутской губернии в истории Сибири.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ ……………………………………………………………

СПИСОК ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ……………………………

ПРИЛОЖЕНИЯ
















ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы. В 20-х гг. XX в. молодая советская власть еще не вполне справлялась со своими функциями, обнаруживались противоречия в ее реформах. В результате непродуманной политики военного коммунизма возникали многочисленные восстания, а позднее и повстанческие отряды, выражавшие интересы крестьянства. Причины возникновения данного явления важны для изучения становления советской власти, а организация, состав, деятельность повстанческих отрядов – для изучения отношения крестьян к этой власти. Значение повстанчества сильно преуменьшено, хотя именно борьбу простых крестьян с новым режимом можно считать важным этапом Гражданской войны. Это народное сопротивление в разных своих ипостасях просуществовало до конца 1920-х гг.

Степень изученности темы. Научную литературу, посвященную повстанческому движению 1920-х гг., можно разделить, исходя из хронологического принципа, на две группы: советскую и постсоветскую.

Первые исследования о повстанческом движении в Сибири в 1920-1929 гг. появляются в 1920 - начале 1930-х годов, причем как в Советской России, так и за рубежом. В Сибири первыми исследователями вооруженной борьбы сибирских крестьян с властью были преимущественно не профессиональные историки, а партийные и советские работники, сотрудники военных органов и ВЧК, например, Е. М. Ярославский, А. В. Перимов, И. П. Павлуновский и др. Единственным профессиональным историком был П. Е. Померанцев. Для работ этого времени характерны богатый фактологический материал, острая политическая направленность и негативизм к противникам Советской власти. По мнению многих историков, особая роль в организации крестьянских восстаний со второй половины 1920 г. принадлежала "Сибирскому крестьянскому союзу", созданному партией эсеров для руководства вооруженной борьбой в деревне с целью свержения власти Советов. Согласно версии И. Павлуновского, именно в этой организации "сомкнулись единым фронтом все антикоммунистические элементы, начиная с белогвардейцев и кончая эсерами"1.

Большинство советских исследователей 1920 - начала 1930-х годов рассматривали выступления в сибирской деревне как белогвардейско-кулацкие по характеру. П. Померанцев рассматривал вооруженное сопротивление крестьян как протест Сибирских крестьян против политики «военного коммунизма», а именно против продразверстки и всеобщей трудовой повинности. Завершение вооруженной борьбы в Сибири историк датировал 1923 годом2.

После постановление июньского Пленума ЦК КПСС "О преодолении культа личности и его последствий" в 1956 г., появляются новые возможности развития данной проблемы, которые не заставили себя ждать. Появилась сибирская школа историков: Л. И. Боженко, В. В. Гришаев, Ю. В. Журов, И. С. Степичев, А. Н. Зыков и другие. В работах данных авторов большое внимание отводилось классовой борьбе накануне нэпа и во время ее реализации. Например, А. Н. Зыков считал, что "борьба с белокулацкими выступлениями весной 1921 г. закончилась разгромом врагов Советской власти, а белобандитское движение к концу 1922 г. утратило политическую окраску и приняло уголовный характер"3. И. С. Степичев утверждал, что "кулачество Восточной Сибири вместе с белогвардейскими офицерами занималось бандитизмом не только в 1920-1921 гг., но и в 1921-1926 гг. А отдельные банды были окончательно разгромлены лишь в 1929 г."4 Что в действительности имеет место.

В середине 1950 - первой половине 1980-х годов крестьянские выступления начинают привлекать внимание краеведов. Историки также не обходят данную тему. Ю. С. Кукушкин подчеркивал неравнозначность понятий "политический бандитизм" и "кулацкий бандитизм"5. Конечно, большинство достоверных источников было недоступно историкам, наверное, поэтому все исследователи характеризовали крестьянское выступления только с политической стороны и именовали то «кулацко-эсеровскими», то "крестьянскими", то "мелкобуржуазными". Таким образом, данный период характеризуется господством официальной концепцией, как и в 1920-е – 1930-е годы, а также политической окраской контрреволюционных выступлений. Хотя в этот период уже указывалось на продразверстку как на основную причину контрреволюционных выступлений.

С конца 1980-х начала 1990-х начинается новый период историографии Гражданской войны и контрреволюционного движения. Появилась необходимость пересмотра старой концепции данной проблемы. Кроме того, были рассекречены многие документы того периода, расширился доступ историков ко многим источникам.

Среди работ 2000-х гг. особо необходимо отметить статью В. И. Шишкина "Партизанско-повстанческое движение в Сибири в начале 1920-х годов", в которой впервые предпринята попытка комплексного анализа контрреволюционных выступлений в Сибири в 1920-1921 годах6, а также автореферат диссертации Г. М. Лущаевой "Партизанское движение в Сибири: Лето 1920-1924 гг." Особо значимыми работами в рамках изучения повстанчества Восточной Сибири являются монография и статьи Новикова, в которых делается попытка систематизировать все данные по повстанчеству в Иркутской губернии.

В целом, в современной России появилось много новых способов освещения истории данного периода. Историки перестали рассматривать контрреволюционное движение только с политической стороны, а участников восстаний только как бандитов. Но стоит заметить, что полной картины истории Гражданской войны в Восточной Сибири еще не сложилось. Особенно много «белых пятен» в изучении отдельных повстанческих отрядов.

Цель исследования: изучить появление, развитие и значение повстанчества в Иркутской губернии.

Задачи:

  1. объяснить причины появления повстанчества в Сибири в 1920-1921 гг.;

  2. определить его состав, выдвигаемые повстанцами требования, судьбу лидеров повстанческого движения и их отрядов;

  3. выяснить, как повлияло повстанчество на дальнейшую политику коммунистов в Иркутской губернии и Сибири в целом.

Объект исследования: повстанческое движение в Иркутской губернии в 1920-х гг.

Предмет исследования: зарождение и развитие повстанческого движения, судьба отдельных повстанческих отрядов в 1920-х гг.

Хронологические рамки исследования ограничены 20-ми гг. XX в. – с 1920 по 1929 гг., так как это время становления Советской власти, когда обнаруживались противоречия в отношении ее к крестьянству. При этом нижняя хронологическая граница указывает год начала повстанческого движения в стране, верхняя – гибель последних повстанческих отрядов. Тем не менее, для более глубокого изучение причин появления повстанчества считаю необходимым затронуть становление и реформы Советской власти в 1918-1919 гг.

Территориальные рамки ограничены Иркутской областью (Иркутской губернией до 1926 года).

Обзор источников. При написании курсовой работы были использованы различные виды источников, такие как делопроизводственные материалы и статистические данные.

Делопроизводственные материалы представлены протоколами заседаний губернского комитета, губернских троек, Частей Особого Назначения, сводками и отчетами о состоянии бандитизма в Иркутской губернии государственного архива новейшей истории Иркутской области. В данных документах представлены доклады ЧОН и других военных организаций, переписка губернского комитета с уездными революционными комитетами, разговоры по прямому проводу советских работников о политическом состоянии губернии, оперативные сводки, телеграммы между губернскими ОГПУ Сибири, рапорты милиции, краткие статистические обзоры о движении бандитизма в Иркутской губернии.

Протоколы позволили исследовать общую картину повстанческого движения начала 1920-х гг., проанализировать методы и проблемы борьбы с крестьянскими восстаниями и повстанчеством. Статистические данные, представленные численностью и количеством повстанческих отрядов, помогают проследить рост или сокращение повстанческих отрядов, их развитие на протяжении нескольких лет.

Данные источники позволили достаточно широко рассмотреть тему курсовой работы.

При написании курсовой работы были использованы специально-исторические методы: историко-сравнительный и историко-генетический.

Первый метод использовался при сопоставлении данных о численности и количестве повстанческих отрядов в разное время и позволил определить численную динамику данных отрядов, успехи власти в борьбе с ними.

Историко-генетический метод позволил определить причины и предпосылки возникновения крестьянских восстаний и повстанческого движения. Кроме того, с его помощью удалось проанализировать деятельность отдельных повстанческих отрядов и их взаимодействия в отдельных случаях.

Таким образом, с помощью специально-исторических методов удалось в полной мере раскрыть и глубоко изучить тему повстанческое движение в Иркутской губернии в 1920-х гг.

Научная новизна исследования заключается в более конкретном и глубоком изучении отдельных повстанческих отрядов, причин их организации и продолжительной деятельности.

Практическая значимость выражается в том, что содержание работы и полученные результаты могут быть использованы при подготовке обобщающих работ по истории Сибири и Иркутской области, при разработке школьных уроков, факультативных занятий в кружковой и краеведческой деятельности.




















Глава 1. Гражданская война 1918-1922 гг.

1.1. Сибирь в Гражданской войне

К середине февраля 1918 г. большевики захватили власть почти во всей Сибири, кроме Якутии. В целом захват власти происходил мирным путем, после чего сибирские большевики приступили к реализации политики большевистского правительства России, которая подчас сопровождалась конфискациями, насилием, реквизицией и т.п. При этом новая власть повела довольно непродуманная политику: ведение рабочего контроля на предприятиях за производством и распределением продуктов, национализация. Согласно «Декрету о Земле» сибирским крестьянам были переданы государственные, кабинетные и церковные земли, отменены натуральные повинности крестьян, списаны все недоимки. Но поскольку в Сибири земли крестьянам хватало, эти меры должного эффекта не принесли. Кроме того, в январе 1918 г. по требованию В. И. Ленина большевики в Сибири начали осуществлять продразверстку – плановое изъятие продовольствия у населения, а также ограничение торговли. Были установлены «твердые цены» на хлеб, которые были ниже рыночных в 6 раз, кроме того была запрещена частная торговля хлебом. Большевики организовали продотряды, реквизирующие хлеб у крестьян. В Сибири в 1918 г. изъяли 1,4 млн. тонн. С 1919 г. началась политика «военного коммунизма», по мнению большевиков, ее историческое значение состояло в том, что она спасла диктатуру пролетариата в разоренной и отсталой стране, с чем, несомненно, можно поспорить.

В итоге эти меры вызвали инфляцию, рост цен, развал промышленности, перебои с продуктами первой необходимости, т.е. полный крах экономики. Ввиду слабого политического влияния большевиков и их незаконного захвата власти, стало почти невозможным стабилизировать политическую и экономическую ситуацию в стране.

Кроме того, летом 1918 г. на востоке страны сложилось очень опасное для новой власти положение: на Дальнем Востоке и в Забайкалье действовала Антанта, поднял восстание чехословацкий корпус, орудовали белогвардейские и повстанческие отряды, причем Красная армия численно не преобладала. В 1918 г. был организован Реввоенсовет Восточного фронта. На Восточный фронт были переброшены лучшие войска Западного фронта: с мая по август 1918 было переброшено 54047 человек7.

В октябре Красная армия стала теснить войска А. В. Колчака, и Директория была вынуждена переехать в Омск, где против нее сложился военно-политический заговор. В результате военного переворота власть Директории была свергнута и перешла к адмиралу А. В. Колчаку, которого провозгласили Верховным правителем России с неограниченными полномочиями. Белые, нуждаясь в солдатах, прибегнули к мобилизации и к весне 1919 г. с большим трудом сформировали Белую армию численностью 300 тыс. чел.

Партизанское движение против армии А. В. Колчака в это время охватило всю Сибирь, в нем было задействовано более 100 тыс. чел. Во многом это движение дезорганизовало белых и способствовало его краху. В августе 1919 г. в Сибирь вступила Красная армия, которая стала продвигаться вглубь Сибири, тесня белых.

В конце 1919 г. - начале 1920 г. после Омского переворота Иркутск стал центром антиколчаковского движения, где и был организован «Политический центр» - (Политцентр). Одной из их целей было создание в Восточной Сибири «буферного» демократического государства. Политцентр подготовил и успешно осуществил восстание в Иркутске 24 декабре 1919 г. (5 января 1920 г.). В результате чего Колчака арестовали, и власть в Иркутске перешла к большевикам.

Центральным органом управления стал Сибирский революционный комитет (Сибревком), постановлением ВЦИК в августе 1919 г. его председателем назначили И. Н. Смирнова. В Сибири большевики установили политику «красного террора» и «военного коммунизма». В это же время по Сибири опять вспыхнули восстания, они были вызваны продразверсткой, товарным голодом, нарушением принципов крестьянской демократии. Сибирская продразверстка составляла 20% от всероссийской, а это 1 млн. 660 тыс. тонн зерна. Власти в Сибири ограничили нормы потребления, для сбора продразверстки из Европейской России прибыли вооруженные продотряды. Протест вызвало также проведение выборов волостных и сельских Советов 1920-1921 гг. Коммунисты, для обеспечения преобладания на выборах, массово лишали крестьян избирательных прав, фальсифицировали выборы8.

Общее недовольство большевиками как со стороны оппозиции, так и со стороны народа вскоре привело к новому этапу Гражданской войны. 1920 г. ознаменовался появлением крупных крестьянских восстаний, а позднее -повстанческих отрядов. Только к 1922-му г. Советская власть подавила крупные восстания и уничтожила значительные отряды повстанцев, хотя более мелкие отряды продолжали оставаться на протяжении 1920-х гг. О причинах, приведших к широкому размаху антисоветских выступлений, будет сказано ниже.


1.2. Причины возникновения восстаний и повстанчества в Сибири

На выборах в сельские советы в сентябре 1920 г. произошло первое политическое столкновение большевиков с крестьянством. Впервые прозвучал лозунг «За власть советов без коммунистов!». Коммунисты фальсифицировали выборы, привлекая к ним только членов или кандидатов партии, остальное население было отстранено, т. к. по заявлениям большевиков состояло в большинстве своем из кулаков, самогонщиков, спекулянтов, колчаковских офицеров, царских служащих. В итоге на выборы явилось только около 10-22% населения и большевикам удалось легитимировать свою власть9.

С 25 июня 1920 г. был объявлен призыв молодых людей 1901 г. р., который дал 60400 призывников. После этого было запланировано мобилизовать бывших унтер-офицеров и молодежь 1899-1900 г., эта мобилизация дала 150000 призывников. Многочисленная армия стала нуждаться в еще большем продовольствии и обмундировании, для чего понадобилась заготовка продовольствия методами «военного коммунизма». Разверсткой, кроме того, рассчитывали сломить сопротивление кулаков10.

Для сбора продразверстки при Сибревкоме РКП (б), был создан Сибирский продовольственный комитет (Сибпродком), с П. К. Когановичем во главе, а также губернские и уездные продкомы. В Сибири было введено более 30 видов разверстки: на зерно, мясо, яйца, овощи, шерсть, кожи и т.п. На помощь сибирским большевикам из Европейской части России направили около 6000 продотрядов, 9000 продармейцев, 20000 рабочих. С их помощью в Сибири к маю 1920 г. было собрано 16 млн. пудов хлеба11.

Хотя в 1920 г. недостатка в хлебе новая власть не испытывала, большевики планировали собрать разверстку хлебом в разы больше предыдущего. 20 июля В. И. Ленин подписал декрет №171 «Об изъятии хлебных излишек в Сибири». Все излишки продукции крестьяне должны были собственноручно отнести на железнодорожные станции, пристани и другие пункты сбора продукции. Уклонявшихся от разверстки предписывалось лишать имущества и заключать в концентрационные лагеря. Это не могло пройти незаметным среди населения. Возмущение крестьян продразверсткой переходит в недовольство властью, вылившееся в многочисленные восстания, в том числе и в Иркутской губернии12.

Еще в марте 1920 г. восстания прокатились по Евсеевской, Тихоновской, Осинской волостям Балаганского уезда, но через несколько месяцев антибольшевистское движение начинает буквально охватывать всю Сибирь. Крестьяне массово отказываются выполнять разверстку, уничтожают продотряды, большевиков и тех, кто их поддерживает. В течении 1920 года в Западной Сибири произошло 5, а в Восточной 6 крупных крестьянских выступлений. На подавление восстаний отправляется 25000 красноармейцев, не считая чекистов, милиционеров и мобилизованных большевиков.

В то же время численность повстанцев в Иркутской, Томской и Енисейской губерниях выросла с 2183 человек в июле до 4320 в ноябре 1920 г13.

21 сентября была объявлена новая мобилизация: призыву подлежали родившиеся в 1899-1900 гг. и бывшие унтер-офицеры до 1896 г. включительно. Новый призыв был необходим для борьбы с Польшей, П. Н. Врангелем, Г. М. Семеновым.

Это событие переполнено чашу терпения народа. С сентября 1920 г. в Иркутской губернии начинаются крестьянские выступления. Они начались в Черемховском уезде с митингов, на которых восставшие требовали ликвидации ревкомов и выбора земств, призывали не выполнять продразверстку, мобилизацию и начинать борьбу с большевиками. Скоро сходы для обсуждения разверстки были запрещены, стали разгоняться. Но эти полумеры уже не могли остановить глубокие крестьянские волнения.

Таким образом, основными причинами повстанчества в Иркутской губернии являются:

  • недовольство крестьян политикой военного коммунизма, а если конкретно продразверсткой, принудительной мобилизацией, запрещением свободной торговли (непосильная продразверстка (например, на Тихоновскую волость - 75000 пудов)14 являлась основной причиной возникновения повстанчества; продразверстка в 1921 г. в Сибири уже была уменьшена по причине, как говорили коммунисты, неурожаев, но истинными причинами историки называют сокращение посевных площадей, поголовья скота, нежелания крестьян работать даром на большевиков);

  • сибирские крестьяне ожидали советскую власть как общенародную, власть трудящихся, а в Сибири она, в большинстве случаев, не распространялась дальше городов, а на местах была захвачена комячейками, которые совершенно не пользовались авторитетом среди населения; в этих организациях занимались зачастую просто доносами и шпионажем по отношению друг к другу15. Кроме того, среди их членов даже были люди с уголовным прошлым, а на местах председатели сельских, деревенских и волостных ревкомов зачастую поддерживали повстанцев и даже переходили в их отряды, становясь под час руководителями восстаний. Повстанцам удавалось очень легко справиться с коммунистами на местах, так как они практически не организовывали никакого сопротивления.

  • Имело место злоупотребление властью воинскими частями относительно местных жителей. Так в документах 1920 и 1921 гг. неоднократно сообщается, что отношение к красным отрядам населения крайне озлобленное. Например, из-за частых случаев невозвращения лошадей, которых красноармейцы изымали для погони за повстанцами16; кроме того, красноармейцы откровенно занимались грабежами17.

Наиболее детально о причинах возникновения антисоветских явлений говорит в «Докладе члена коллегии иркутского Губчека Председателю иркутского Губчека А. П. Марцинковскому» Д. Ф. Клингоф. Он предполагает, что они были закономерны после реформ советской власти и установления различных государственных повинностей, среди которых Клингоф выделил главную – продразверстку.

Клингоф указывает на плохую политическую работу власти в деревни, говоря, что в Иркутском уезде действовала исключительно крестьянская масса, организовавшая дружину, все это свидетельствует о слабости советской власти на местах, которая оказалась оторванной от населения, возбуждая только недовольство крестьян и просто пользующаяся своим привилегированным положением. Работу же продагентов, вызывавших наибольшую ненависть населения, Клингоф вообще сравнивает с оброком времен крепостного права, намекая на произвол продагентов18.

Причины восстаний практически во всех других советских источниках рассматриваются однобоко: колчаковские офицеры и эсеры инициируют восстание, а крестьяне оказываются просто одураченные ими. Так большинство организаторов говорит о свержении советской власти в губернии и массовых арестах коммунистов. А недовольство крестьян разверсткой и мобилизацией рассматривается как удобный момент для политической оппозиции поднять мятеж. В вину партработникам ставят отсутствие партработы на местах. Более того, в сельских и деревенских комячейках дело обстояло несравненно хуже: их члены мало знали о партии, если вообще знали, а зачастую, становились организаторами восстаний или уходили в повстанцы. Например в Тихоновской волости член волревкома и РКП Середкин стал организатором восстания, а кандидат в члены РКП Гасан-оглы вступил в боевую дружину повстанцев.19Настроения крестьян менялось, по словам большевиков, с улучшением партработы среди населения, но перемену настроения в сторону власти советов можно связать и с усталостью крестьян от Гражданской войны, и с переменой политики власти.

Недостатки власти на местах во время Гражданской войны можно наблюдать из приказа № 195 инспектора особых отрядов 5-й армии и Восточно-Сибирского военного округа от 17 октября 1920 г. Там сообщается, например, о самовольном расстреле повстанцев членами отряда по борьбе с контрреволюцией. Отмечается, что подобное самоуправство недопустимо среди «темных масс», коим является непросвещенное в политику крестьянство, а также подобное поведение плохо влияет на моральный облик красноармейцев и разлагает их дисциплину, внося в их ряды некий «партизанский дух». Подобные самовольные расстрелы повстанцев назначалось прекратить под угрозой уголовного наказания не только непосредственно виновных, но и командиров отрядов, допустивших подобное20.

Рассмотрев причины возникновения восстаний и повстанчества в Сибири сначала с точки зрения крестьянства, а после с точки зрения советской власти, считаю разумным перейти к самому повстанчеству.















Глава 2. Повстанчество в Иркутской губернии

2.1. Появление фронтов повстанчества

Повстанчество в своем развитии прошло три этапа:

  1. март – октябрь 1920 г. – массовые крестьянские восстания, организация первых повстанческих отрядов;

  2. ноябрь 1920 - 1921 гг. – сокрушение большинства крупных повстанческих отрядов, начало партизанского этапа повстанчества, новый рост сопротивления крестьян;

  3. 1922 - 1929 гг. - действие мелких повстанческих отрядов и их постепенный переход в класс уголовных.

Крестьянские восстания в Иркутской губернии локализировались на трех «фронтах»: Ока-Голуметьский фронт (Балаганский, Черемховские уезды), Ленский фронт (Верхоленский, Киренский уезды) и Иркутской район. Наибольшее сопротивление повстанчество оказало именно на Ока-Голуметском направлении, что можно объяснить следующим.

После поражения белых в Сибири, вдоль Оки осело много каппелевцев и других белых офицеров. По этим местам в Монголию и Тункинскую долину пробирались белые, а в последующем и многие повстанческие отряды со всей Иркутской губернии. Именно колчаковские и бывшие царские офицеры были лидерами повстанчества, хотя имелись и некоторые исключения.

Центром восстания на данном направлении стал Балаганский уезд, где насчитывалось около 2000 повстанцев. Недовольства в уезде вызвали приказ Губпродкома о закрытии всех мельниц, распоряжение Губсовнархоза о ревизии ссыпной продукции на ссыпных пунктах, произвол комячеек, недобросовестность красных командиров. Но основными причинами восстания как и по всей Сибири, стали мобилизация и непосильная продразверсткой хлебофуража в 149 тыс пудов, что признал в 1921 году президиум Балаганского уездного исполкома. Население этой волости перестало давать продразверстку и вскоре от нее отказались и в других близлежайших волостях21. В ночь с 9 на 10 сентября произошло одно из первых восстаний: восставшие устроили митинг, на котором высказались за устройство земства, а ревком предложили ликвидировать. Кроме того, они предлагали бороться с коммунистами и не давать разверстку22.

В сентябре 1920 г. красному командованию в уезде для борьбы с восстаниями было поручено в четырехдневный срок организовать отряд от 80 до 100 человек. Цель отряда - предупреждение перехода повстанческих отрядов через монгольскую границу и очищение этого района от повстанчества23.

Восстания же продолжали возникать: в ночь с 15 на 16 октября 1920 г. в селе Дмитриевка (69 верст юго-западнее Заларей) около 100 повстанцев напали на волревком, где заседала комиссия по выборам в Советы (9 человек). Два коммуниста были убиты повстанцами, одного увезли в плен, многих обезоружили. Восставшие увезли печати и другие канцелярские принадлежности, угнали лошадей, увозили даже людей. Это нападение названо красными «зверским террором». За повстанцами был послал отряд Смолина (40 человек), однако когда последовали за ними, только нашли в лесу костер с заставой из 8 человек и сожженные шалаши. При операции было убито 6 повстанцев, красные потеряли одного милиционера24. 18 октября Дмитриевка была занята отрядом в 300 человек (Балабуха позднее в разговоре по прямому проводу с А. Вишневским говорит, что отряд состоял из 100 человек)25.

С начала активных боевых действий с красными, руководители восстаний становятся во главу повстанческих отрядов. Но они решают не вести открытые действия, а покидают села и волости и уходят в тайгу, появляясь в Голуметьской, Дмитриевской, Кутуликской волостях Черемховского и Балаганского уездов. Причем их состав оценивался красными весьма неоднородно: милицейские чины «романовского и колчаковского времени», мужчины призывного возраста, бывшие унтер-офицеры, кулаки, члены партии социалистов-революционеров26.

С этого времени в Иркутской Губернии возникает Ока-Голуметский «фронт», пролегающий по линии: Тагна – Троицкий завод – Бажей и северо-восточнее: Черемхово - Верхне-Острожное. Первоначально число повстанцев на данном фронте оценивали в 450 человек. Повстанцы имели большое количество винтовок, лошадей, продовольствия27.

Восстание в Черемховском уезде охватило Голуметскую, Буретскую, Бажеевскую, Кутуликскую волости, села Троицкий завод, Грязнуха, Балей, Голуметь, Нарен, Верхне-Идинское28, и вышеуказанную Дмитриевскую волость Балаганского уезда, по словам красных, организационно связанную с ними. В первый день восстания (14 октября) повстанческий отряд занял Голуметскую волость. Отряд был преимущественно конный и насчитывал 350 человек, из которых 100 были хорошо вооружены29. В ночь с 20 по 21 октября отряд повстанцев в составе 500 человек занял Голуметь. Члены комячейки не смогли оказать должного сопротивления, хотя при столкновении с красными частями повстанцы потеряли 6 убитыми, 8 плененными, при этом убили одного коммуниста30.

20-22 октября восставшими был образован штаб, под названием: «Военный штаб крестьянской армии Голуметского района», выполнявший в Голумете гражданское и военное управление. Этот орган управления объявил мобилизацию, сбор продовольствия, лошадей, отменил все крестьянские повинности, создал исполкомы на основе земской власти, выпускал воззвания к крестьянам, говоря почти о повсеместном палении советской власти. Руководителями восстания являлись – Васильев (бывший начальник милиции при Колчаке), офицеры Ермаков, Дуботолков, Иванов, Носов, братья Раджабьевы, и др. причем среди восставших имелись члены советских органов. В отряд входят также милиционеры царского времени, казаки, унтер-офицеры, дезертиры31. Всего восставших насчитывалось не менее 600. Красные отряды И.Г Смолина, Москвитина, Шехтмана, Стрекочинского. взяли Голуметь 25 октября. При этом было арестовано 200 повстанцев, погибло – 86, остальные скрылись в тайге. Примечательно, что с ними ушли и большинство жителей вместе с семьями32.

18 октября произошло организованное восстание в Верхне-Идинской волости, численностью 500 человек (400 без оружия и 100 с оружием.), а 23 октября - в Аларском хошуне под лозунгом: «Ни куска мяса, ни фунта хлеба Советской власти»33.

27 октября красные отряды смогли догнать черемховских повстанцев, при этом было уничтожено 20 восставших, 200 – взято в плен, а 120 смогли пробраться к деревне Инге. Около половины Черемховских повстанцев ушли по направлению Монголии, где соединилась с 1-м иркутским казачьим полком Шубина. Соответственно, часть черемховских повстанцев продолжила борьбу с советской властью в других уездах губернии34. Но в конце октября отряды повстанцев продолжали нападать небольшими группами на заимки Хохловская, Дмитриевка и Троицкий завод в районе Залари-Черемхово. Как минимум два повстанческих отряда действовали на этом направлении: в 300-400 человек, руководители – офицеры, вооруженные винтовками; и в 1500-2000 человек, плохо вооруженных, неорганизованных, преимущественно дезертиров35.

По октябрьскому восстанию 1920 года в Балаганском уезде, а если конкретно, охватившему Тихоновскую, Евсеевскую, Осинскую, Ново-Удинскую и Верхне-Идинскую волости, часть Молькинской волости и Ангарского аймака можно сказать следующее.

Главным организатором считался эсер Охотин, унтер-офицер, занимавший к тому же должность секретаря Тихоновского волревкома, в который входили и другие восставшие: Середкин, Силецкий, Федосеев. Охотин, как сообщалось, установил связь с скрывавшимися в тайге офицерами, объезжал Иркутский уезд, поднимая восстание. Именно он, по сообщению красных, организует на восстание других офицеров и унтер-офицеров. К моменту восстания создан штаб, во главе которого стоят В. С. Охотин и И. А. Рылов, а сотрудниками являются будущие повстанцы: Петров, Шелапутин, Амагеев, Онуфриенко, В. И. Чернов, Миронов, Кульпин и др.

21 октября восстание началось в Евсеевской волости, где активное участие приняли унтер-офицеры во главе с Д. П. Донским (1891-1923). Образовавшийся отряд в составе 200 человек разоружил милицию и продотряд (20-25 человек). Был убит военком Мантулов и милиционер Жилкин, остальные большевики избиты и арестованы36.

После этого восстание перекинулось в Тихоновскую и Осинскую волости, где руководителями являлись братья В. И. и К. И. Черновы, Амагеев, Миронов и др., они организовали отряд в 450 человек (в т. ч. 150 бурят). Восстание также сопровождалось арестом милиции, советских работников, коммунистов. Повстанцы взяли в плен милиционеров Сипатова, Оловянова и др., которых подвергали избиению. Милиция третьего участка во главе с начальником Гурастовым почти целиком попала в плен к Чернову. К ним не применяли насилие и просто отпустили, по словам большевиков «не будучи уверенными в себе»37.

К моменту ликвидации восстаний в выше названных волостях, 31 октября, восстали 600 крестьян Новоудинской волости Балаганского уезда и до 60 крестьян Молькинского хошуна Ангарского аймака. Здесь была создана контрреволюционная организация из местной сельской интеллигенции в которую вошли люди, занимавшие должности в советских организациях: эсер И. А. Рылов (секретать Ново-Удинского исполкома), учитель Чижов, начальник почтово-телеграфной конторы Соколов, П. П. Развозжаев и др.

По всему району восставших насчитывалось около 800 человек, значительная часть которых и составила отряды повстанцев, преимущественно конницу. Далее восстание распространилось на Ангарский аймак, в котором население было преимущественно бурятское.

В это же время восстания охватили всю губернию. В них непосредственно участвовало около 4000 крестьян. Сибревком был вынужден объявить в Приангарье военное положение. Подавлением восстания в этом районе руководила тройка (продуревком, увоенком, завполитбюро). В Балаганский уезд были посланы военные силы: 4-й и 11-й отряды особого назначения, численностью 450 человек; особый отряд Пузикова: 1356 пехотинцев, 120 кавалеристов; 2-й легкий дивизион 35-й дивизии; рота Иркутского караульного полка Белякова, численностью 250 человек; отряд 378 батальона войск внутренней охраны, численностью 120 человек. Из Балаганска был послан отряд большевиков, численностью 165 человек; из Большой Мамыри – особый отряд Лаптева (120 пехотинцев). В село Евсеево второго ноября прибыл 35-й кавалерийский полк под командованием К. К. Рокоссовского, который взял в плен до 50 повстанцев. В Иркутске чекисты провели массовые чистки и аресты для предотвращения восстаний. Используя численное преимущество и преимущество в вооружении, красные войска быстро разгромили повстанцев и восставших крестьян38. К 28 октября 1921 г. красные взяли линию Голуметь – Вознесенск – Тагна – Масляноборск – Дмитриевская – Троицкий завод.

В Балаганском уезде восстание считалось ликвидированным к концу октября, сообщалось о безоговорочном выполнении продразверстки. В действительности эти сведения не подтверждаются фактами, а скорее являются вымышленными сведениями «для отчетности», как и то, что повстанцы убили множество красноармейцев, либо подвергали их издевательствами39. К 30 октября большевикам удалось лишь разогнать повстанцев в Черемховском и Балаганском уездах и на станции Зима. Повстанцы же просто скрылись в тайге, аккумулируя свои силы для следующих восстаний и захватов. Так 30 октября было занято село Евсеево, Д. П. Донской с отрядом скрылся. 4 ноября - занято село Молька, 8 – Новая Уда. Во время операций было задержано и убито большое количество повстанцев, часть расстреляна, остальные ушли в Жигалово и Шипицыно. То есть к концу октября - началу ноября красным удалось изгнать повстанцев из волостей и деревень вышеназванных уездов, но не уничтожить повстанчество полностью40.

В Балаганском уезде на конец октября 1920 г. настроения крестьян к власти, как отмечали большевики, было «озлобленное», в отношении же повстанцев диаметрально противоположное. Красноармейцы неоднократно проверяли это на себе, переодеваясь в «белых»: крестьяне оказывали поддержку переодетым красноармейцам. Этот факт и малочисленность милиции усложняли борьбу с повстанчеством41.


2.3. Ленский фронт и Иркутский район

Ленский фронт охватывал Верхоленский и Киренский уезды, где действовали не менее организованные повстанческие отряды.

В Верхоленском уезде восстания начались 16-18 сентября 1920 г. в Ангинской волости с проведения запрещенных властью сходов по поводу разверстки. 29 октября в деревне Картухай Верхоленского уезда А. Г. Черепанов и другие офицеры возглавили отряд численностью 50 человек. Они арестовали зампредседателя Ленского хошуна Сотникова и продагента Рожкова. Их отряд красные называли наиболее организованным, вооруженным и имеющим хороший офицерский кадр. Именно этот отряд на протяжении нескольких лет не будет давать покоя красным в данном уезде.

Повстанцы принимали активные меры по борьбе с властью, так другой отряд В. Е. Черепанова (родственника А. Г. Черепанова), численностью 80 человек, напал на Верхоленск, гарнизон которого едва сумел отбить атаку.

Восстания продолжались и в других волостях Верхоленского уезда. Для ликвидации повстанчества было направлено 53 человека во главе с уполномоченным Губчека Д. Б. Черных. Повстанцы тем временем разослали приказы о наборе в свои ряды за подписью командующего группой партизан Щапова и начальника штаба Лесовского.

В Киренском уезде повстанцы имели связь с готовившими заговор в Якутии эсерами. Многие крестьяне из приграничных к ДВР территорий, уходили туда. Это объясняется более либеральным режимом установленным в ДВР Советской властью, благодаря чему большевики предотвратили восстания на Дальнем востоке и в Забайкалье42.

В Иркутском уезде восстание охватило только Усть-Балейскую волость, где восставших возглавил офицер К. Осипов. Причем главным организатором красные считали В. С. Охотина, агитирующего крестьянство на восстания и защиту своих прав43. Восстание продолжалось с 24 по 27 октября, и было быстро разгромлено отрядами Трифонова и 4-м особым отрядом 35-й дивизии44.

В Иркутской губернии восстания вспыхивали почти в одно время. Отдельные фронты повстанцев имели связь между собой, обменивались руководящими силами. К концу декабря 1920 г. численно преобладающим красноармейцам удалось разбить основные силы повстанчества. При этом регулярные войска Красной армии вели себя менее жестоко, чем местные большевики. Были и те, кто призывал к расстрелу наиболее видных «контрреволюционеров» и расправами над повстанцами и теми кто их поддерживал. Была произведена чистка Советских органов на местах, власти провели амнистию восставшим и дезертирам в честь третьей годовщины Октябрьской революции.

В ноябре настроения крестьян кардинально не изменилось: население на местах не желало выбирать коммунистов в Советы. В этом большевики винили кулаков и повстанцев. Но истинные причины лежали намного глубже. Крестьяне возмущались тем, что разверстку собирают со всех, а в выборах в волревком и другие советские органы участвуют только члены партии45.

Таким образом, повстанчество в 1920 г. не исчезло. Отряды повстанцев сменили тактику: они перешли от открытых столкновений с красными войсками к партизанской войне, стали действовать небольшими, маневренными и хорошо вооруженными отрядами. Они опирались на поддержку местного населения, что неимоверно затрудняло борьбу Советской власти с ними. Более того, даже появилась угроза свержения Советской власти в Сибири. Весной 1921 г. снова начались активные выступления крестьян против большевиков. По данным штаба Восточно-сибирского военного округа в марте 1921 г. в Иркутской губернии насчитывалось около 230 повстанцев, в апреле – 300, в мае – 470. (в Енисейской губернии, для сравнения, соответственно – 380, 85, 105.)


2.2. Повстанческие отряды после 1921 г.

В середине 1921 г. повстанческих отрядов во всех уездах Иркутской губернии было не менее 20, общая численность повстанцев - около 1000 человек. Повстанчество 1921 г. по численности даже превысило партизанское движение против А. В. Колчака. К концу 1921 г. в Монголии была ликвидирована армия Унгерна, а также сломлены другие основные силы повстанчества, которое значительно уменьшилось в численности и силе.

В Балаганском уезде все еще большим авторитетом пользовался Д. П. Донской. Его отряд не дал ни одного сдавшегося Советской власти, впрочем, как и отряд Шапошникова в Иркутском районе. Кроме того, здесь же действовал отряд братьев В. И. и К. И. Черновых46.

Политическое состояние Иркутской губернии в конце 1921 г. оценивалось как благоприятное. Уступка крестьянству в виде замены продразверстки продналогом и вообще новая экономическая политика давала положительные результаты: крестьянских волнений не наблюдалось47.

Суд над восставшими в селах Евсеевском и Табарсуке состоялся с 14 по 23 января 1921 г. в Черемхово. Его назвали «Дело 138», т. к. суду подлежало 138 крестьян. По приговору трибунала 11 человек приговорено к 5 годам лишения свободы, 12 - к одному году общественных работ с содержанием под стражей, 49 – к году работ без содержания под стражей, 19 освобождено по амнистии и 47 оправданы за недоказанностью обвинений. 48

Но это вовсе не означало, что красными были разбиты все повстанческие отряды, более того в Сибири за 1921-1922 года повстанцами было уничтожено 3744 красноармейца, 11459 – ранено.

На 1 марта 1923 г. в Иркутской губернии числилось 6 повстанческих отрядов: 1 – в Зиминском уезде, 5 – в Балаганском. Общая численность повстанцев составляла 80 человек, из которых 30 находилась в Зиминском уезде. Отряд Донского при этом составлял 8 человек, Прокофьева – 12, Шелапугина – 6, Максимова – 10, Федяева – 549. (Более подробную статистику по численности повстанцев см. в приложении 4).

В октябре 1924 г. повстанцев числилось около 40-45 человек, при этом в Зиминском районе отряд Заманщикова составлял 12-15 человек, Развозжаева – 3, Ершова-Баклана – 7. А в Эхирит-Булагатском аймаке действовал только отряд Г.А. Кочкина численностью порядка 20 повстанцев50.

В ноябре 1925 г. орудовали отряды Г. А. Кочкина, Заманщикова, Развозжаева Дмитриева, Неймана, Сеньки Черных. К концу года три последних отряда были властью ликвидированы51. Именно в 1925 г. большевикам были организованы бандпятерки (группы агентов по каждому повстанческому отряду) вместо упраздненных уездных и аймачных бандтроек. Они закреплялись за определенным повстанческим отрядом до полного уничтожения последнего. Причем предполагалось внедрение красных шпионов52. Красное командование для более успешной борьбы с организованным повстанчеством использовало систему заложников, наказания за укрывательство бандитов, или недоносительство относительно последних53.

Повстанческие отряды в этот период представляли собой хорошо обученную конницу, либо на конях была большая часть отряда. Вооружены они были винтовками, наганами, обрезами, шашками, некоторые имели револьверы, бомбы и большой (от 60 шт.) запас патронов на человека. Реже встречались отряды, имеющие пулеметы, как правило, не больше 2-х – 3-х54. Пополнение боеприпасами осуществлялось путем снабжения крестьянами, покупкой через пособников, грабежа милиции, продотрядов и др. Пополнение продовольствием осуществлялось за счет грабежа ссыпных пунктов, кооперативов, населения55, либо через пособников на каких-либо торговых точках. Так красными было замечено, что повстанцы приобретают много полевых биноклей56. Несмотря на уголовное поведение всех повстанческих отрядов, население всегда им сочувствовало, даже после 1924 года, когда отряды переходят в класс типично уголовных банд57.

Большая часть населения поддерживала повстанцев, о чем свидетельствуют многие показания красных командиров. Так начальник Балаганской уездной милиции Яблочкин докладывал о постоянной помощи повстанцам со стороны крестьян. Все повстанческие отряды осенью запасались продовольствием, оружием, одеждой и на зиму скрывались в тайге58. Повстанцы, попавшие в тюрьмы, даже там вели агитацию среди заключенных и зачастую имели связь со своими сообщниками вне тюрьмы59.

В октябре 1923 г. властью была объявлена амнистия всем участникам повстанческого движения. Исполнял ее Губернский исполнительный комитет. Арестованные в подозрении сотрудничества с повстанчеством освобождались, им предоставлялось разрешение выбора места жительства и возвращалось конфискованное имущество60.

Таким образом, повстанческие отряды представляли собой мощные боевые единицы, хорошо вооруженные и обмундированные, а главное, мобильные. Несмотря на упорную борьбу с ними регулярных красных частей, милиции, особых отрядов, повстанцам, пусть даже в форме уголовных отрядов, удалось просуществовать до 1929 г. Более детально представить структуру, организацию и деятельность повстанческих отрядов можно на конкретных примерах.

2.3. Отряд Д. П. Донского

Дмитрий Павлович Донской (1891-1923) – родился в семье бедных крестьян на заимке Донской, Евсеевской волости, Балаганского уезда. Большевики называли его - «известный кулак», очевидно для придания повстанчеству более явной политической окраски61. Принимал участие в Первой Мировой войне, ратник ополчения, унтер-офицер, награжден тремя Георгиевскими крестами. После войны вернулся к крестьянскому хозяйству. Во время мобилизации унтер-офицеров осенью 1920 года на сборный пункт не явился, мотивируя отказ недовольством мобилизацией («брать, так всех»). Скрываясь от властей, стал вести среди населения Евсеевской волости агитацию: сообщал о падении большевиков в Иркутске и Черемхове и т.п., и в итоге стал организатором восстания в этой волости. 21 октября 1920 года в Евсеево во главе с Дмитрием Павловичем восстали 200 человек. Они убили военкома Мантулова и милиционера Жилкина, остальных коммунистов избили и арестовали. Восставшие предлагали власти мобилизовать всех мужчин в возрасте от 22 до 45-ти лет, для единства армии, без деления на коммунистов и беспартийных.

Объявив себя главнокомандующим, Д. П. Донской превратил восставших в организованную боевую единицу. Он разбил всех повстанцев на ударные отряды, которые отличались большой боеспособностью, а также резервные отряды. Им были организованы три боевые дружины, конная разведка, связь, обоз и хозяйственная часть. Евсеево было переименовано губернским городом, а некоторые деревни – уездными центрами. На всей контролируемой повстанцами территории объявлялась свободная торговля. Оружия восставшим не хватало, но им удалось разоружить нескольких продотрядчиков и милицию, частью оружие повстанцы получили из Верхне-Острожной волости, из Каменки было получено 26 винтовок. Вооружение восставших было слабое, тем не менее, наряду с дробовыми ружьями и берданками они имели ружья трехлинейного образца. При столкновениях с красными, повстанцы обманывали их трещотками, звук которых напоминал пулеметы. Также для устрашения красных повстанцы стреляли из церковной пушки, в которую набивали порох62.

В конце октября красным удалось выбить повстанцев из Евсеева. Отряд Д. П. Донского на тот момент составлял около 200 повстанцев. При этом отряд постоянно разрастался, но нападения и захваты чаще осуществлял мелкими группами не более 50-ти человек. Красными неоднократно было замечено, что именно Евсеевская волость оказывает наибольшее расположение к отряду Д. П. Донского63.

Еще в начале ноября 1920 г. красные отмечали, что повстанческие отряды из Балаганского уезда стремятся соединиться с отрядами Осинской и Новоудинской волостей64. Но только весной 1921 г. в районе села Янгуты произошло объединение повстанческих отрядов Д. П. Донского, В. И. Чернова, Бертеньева и Татаркина. Объединенный отряд в 300 бойцов возглавил Д. П. Донской, начальником штаба стал В. И. Чернов65. Отряд быстро разрастался и когда 18 марта объединенный отряд был окружен красными воинскими частями, его численность составляла около 600 человек. Этот факт показывает, насколько быстро разрастались повстанческие отряды. Объединенный отряд действовал как организованная военная единица. У Д. П. Донского, как капитана отряда, имелся ряд помощников и контролер штаба. Отряд делился на дивизионы конные, имел хозяйственную часть, полевой суд, информационный раздел и контрразведку. Пользовался поддержкой населения, особенно бурятского (которое и осуществляло разведку). Знание местности, поддержка населения, хорошая разведка, конный состав - сделали отряд неуловимым для красных частей, особенно пехотных66.

В апреле отряд Донского, численностью 300 человек, находился в 12 верстах от Каменки. Красные, боясь новых захватов населенных пунктов, просили разрешение у Губкома объявить населению прилегающего района, что за укрывательство повстанцев виновники будут караться вплоть до высшей меры наказания67. Только по этому эпизоду можно судить, об отношении населения к повстанцам.

В мае объединенный отряд двигался из Балаганского в Верхоленский уезд68, но в селе Молька снова происходит разделение повстанцев, как сообщают красные, из-за разногласия лидеров: Чернов был противником террора, а Донской сторонником и при удобном случае делал нападения на воинские отряды69. 150 человек осталось с Донским, (по другим сведениям – 30, в том числе еще 40 человек из отряда Бартеньева, 30 – поручика Щербакова70), около 30-ти человек с В. И. Черновым направляются в Монголию.

В конце мая в Балаганском уезде отряд Д. П. Донского действовал совместно с отрядами Федяева и Беляева, причем общая численность составляла от 400 до 500 человек. Во главе нового отряда стоял сам Д.П. Донской71. В июне отряд Д. П. Донского около Бильчира был разбит красными, и после отступления настигнут красным отрядом Шаркова, в результате чего Донской и несколько повстанцев ранены, но всем удалось скрыться72. В дальнейшем практика объединения повстанческих отрядов, особенно более мелких с отрядом Д. П. Донского, неоднократно применялась. Отряды то действовали вместе, под руководством неизменного лидера Дмитрия Павловича, то по отдельности. Даже после отделения от отряда Д. П. Донского, более мелкие повстанческие группы поддерживали с ним связь, что говорит об относительном единстве повстанцев.

Отряд Д. П. Донского его мелкие группы в течении 1921 г. постоянно совершали налеты на деревни, заимки и волости Иркутской губернии. При этом численность отряда в совокупности составляла от 400 до 700 человек, а в иногда доходила до тысячи73.

В октябре отряд Лапина нагнал отряд Д. П. Донского на заимке Кяхта (30 верст от Черемхова), отряд дал красным бой, в котором погибло 17 повстанцев, из которых отец Донского и 1 женщина74.

С середины октября отряд Д. П. Донского снова переметнулся в Верхоленский уезд, где 25 ноября разбит отрядом Хохлова у деревни Кутулон и был вынужден отступить75. После отряд переметнулась в юго-восточную часть Киренского уезда, где совершил налет на деревню Макарьевская. При этом численность отряда составляла 74 человека76, обоз – 15 подвод, продовольствия – 15 подвод, 160 лошадей. В это же время из-за угрозы нападения отряда Донского Киренск объявлен в военном положении. Нападения ожидали 3 дня, но отряд Донского направился к Качугу, в результате чего власти объявили в осадном положении Качугские склады77. Однако отряд был красными разбит на Киренге. В июне 1921 г. Донского и Чернова, причем обоих ранеными, обнаружили переправлявшимися через Ангару в Нижнеудинский уезд78.

За 1921 г. отряд Д. П. Донского орудовал практически по всей губернии, лишь в 1922 г. он обосновался в своей обители: Балаганской уезде, где действовал на протяжении двух лет.

В конце сентября 1923 г. командиром ЧОН Залесским было получено письмо от Д. П. Донского. В нем он просил разъяснения по поводу амнистии и изъявил желание добровольно сдаться с прекращением боевых операций на время переговоров. Донской лично установил срок сдачи: с 1 по 4 октября с прекращением боевых действий с обеих сторон.

3 октября в Каменку к Залесскому прибыло три члена отряда Донского. Были обговорены несколько поставленных повстанцами вопросов, гарантирующих права и безопасность, как самих повстанцев, так и их семей и имущества. Отряду сообщили, что амнистия гарантируется полностью.

4 октября 1923 г., после того как Донской прислал своих людей для переговоров Залесскому, власти долго не могли договориться о применении амнистии. Залесский при этом склонялся к тому, чтобы амнистировать оба отряда (Донского и Чернова). Он отмечал, что повстанцы «…бояться необдуманных репрессий со стороны местной власти…» Им было замечено, что кроме Донского и Федяева по уезду орудуют отряды Заманщикова, Развозжаева, Прокопьева, а также мелкие чисто уголовные банды из сбежавших тюремщиков, которые присваивают себе имена крупных повстанческих отрядов, в т. ч. Донского. Последний самолично боролся с такими бандами, а в Евсеево даже прислал письмо, чтобы его называли не бандитом, а «красным». Губком не пожелал давать отрядам каких-либо уступок, а послабления планировали применять к рядовым членам повстанческих отрядов, командиры которых, скорее всего, должны находиться под арестом или надзором. Сообщников и родственников повстанцев предполагалось освободить после сдачи последних. Донского власти не планировали использовать для поимки уголовных банд, а некоторых членов отряда предполагалось79.

Всего через месяц, 17 ноября 1923 г., Д. П. Донской был убит в перестрелке с милицией80. Такая спешка властей по ликвидации одного из самых известных повстанцев может быть понятной: отряд Донского пользовался авторитетом населения, других повстанцев, чьи отряды часто соединялись с Донским. И, несмотря на некоторое раскаяние Дмитрия Павловича, его желание идти навстречу власти, он оставался для нее опасным элементом, как и множество других руководителей повстанческих отрядов, вставших после 1923 г. на уголовный путь. Все эти люди понимали, что их дальнейшая судьба будет посвящена только борьбе с властью. Фактически у этих людей не было выбора.


2.4. Отряд Виктора Ивановича Чернова

Виктор Чернов (1895-1925) – родился в селе Бильчир Балаганского уезда. Окончил 4-х классное городское училище. Работал Конторщиком на постройке Амурской железной дороги. 1 января 1916 г. окончил 1-ю Иркутскую школу прапорщиков, участвовал в Первой Мировой войне. В марте 1918 г. он вернулся с фронта поручиком81.

Братья Черновы – Виктор и Константин Ивановичи являлись руководителями восстания в Тихоновской и Осинской волостях Балаганского уезда в октябре 1920 г. В. И. Чернов даже планировал провести мобилизацию среди населения Балаганского района, но ему это не удалось82. После подавления регулярными войсками восстания, в октябре, произошло сражение отряда с красными, с котором был ранен сам В.И. Чернов. 27 октября 1920 г. отряд В. И. Чернова перешел в район села Коха (юго-восточнее Балаганска), где находился его штаб. Численность отряда на тот момент составлял около 200 человек83.

В декабре отряд был замечен в районе Бильчира, немного позже он обнаружен около Евсеева, и намеревался, по сообщению красных, совершить набег на это село84.

В марте 1921 г. в районе села Янгуты произошло объединение повстанческих отрядов Донского, Чернова и др. отрядов, Виктор Чернов стал начальником штаба.

В мае в селе Молька отряд снова разделился, большая часть осталась с Донским, остальные остались под руководством Чернова. В августе отряд двинулся в Монголию, к барону Ф. Унгерну, к которому тянулись повстанческие отряды со всей Сибири. Кроме того к решению идти в Монголию Чернова мог склонить внедрившийся под видом казачьего офицера, сотрудник губчека В. Н. Преловский.

Отойдя от Мольки, отряд В. И. Чернова в ночь на 31 август совершил налет на станцию Головинскую, разоружив 7 красноармейцев Петроградского полка, захватив телеграф и телефон85. После он двинулся к деревне Романовка, а в районе Троицка стал готовиться в переходу в Монголию. Сам Виктор Чернов направился в Тункинскую долину на разведку.

Из допросов Чернова в ЧК: «Перебравшись через Саяны, мы встретили двух охотников, которые сказали, что на границе действуют отряды Шубина, а в Монголии красных нет. Я отправил двух человек в Белую Падь, а сам поехал дальше. В улусе Буренгол Тункинского аймака мне сказали, что отряд Шубина разбит, а сам Шубин пойман. Унгерн неизвестно где и в Монголии красные. Я решил возвращаться. Во время моего отсутствия мой отряд (под командованием Сегина) в Белой Пади был разгромлен. Я стал пробираться в свои края…»86

В сентября отряд В. И. Чернова снова активизируется: 21 и 22 сентября он был замечен в Алятах, где ранил члена комсомола и расстрелял продагента87 и, с более чем сотней бойцов, напал на деревни Баргадой и Обувдино, наткнулся на отряд красных в 20 человек88.

В октябре отряд замечен в районе Голумети, при этом повстанцы распространяют слухи, что снова собираются уходить в Монголию89.

Но уже 1 декабря 1921 года Чернов был схвачен в Иркутске, а 26 декабря его расстреляли. Брат Виктора – Константин Чернов (1819 г. р.) продолжил борьбу и сдался только в 1924 году.

2.5. Отряд Григория Александровича Кочкина

В июле 1924 г. Г. А. Кочкин очевидно имел связь с главой повстанческого отряда Светцовым, по договоренности с которым планировал перейти в Верхоленский уезд. Отрядом Г. А. Кочкина было ограблено Белоусовское Потребобщество, которое понесло убытки на 2200 рублей, при этом повстанцами было убито 4 человека. Это нападение было расценено властью как приготовление к переходу в Верхоленский уезд. После этого ограбления отряд перебрался в деревню Байтог, Эхирит-Булагатского хошуна, недалеко от которого на него напали советские дружинники. Отряд Г. А. Кочкина потерпел поражение, в результате которого потеряли одного убитым и четырех ( Григория Кочкина) ранеными.

В августе того же года в местности Хурой-Молька (севернее Усть-Орды), были замечены несколько повстанцев из отряда Кочкина, вооруженных винтовками и револьверами. Красными даже были установлены их инициалы: Сульянов Валентин, Занарайха Михаил, Наганцев Михаил, Быстров Дмитрий, Огурцов Никита и Константин (чью фамилию не удалось установить). Вскоре 12 повстанцев, в том числе Григорий Кочкин остановились у бурята Коченкова на 1 час в улусе Букуну Бардинского Булука90. Очевидно Коченков был связан с повстанцами. Судя по документам, повстанцы из отряда Г. А. Кочкина периодически в течении 1924 г. и последующих годов совершали налеты на советские учреждения, коммунистов, милицию, зажиточных крестьян. Кроме того, они имели сообщников в различных населенных пунктах.

Григорий Александрович Кочкин был убит 4 июля 1929 г. сотрудниками уголовного розыска при попытке захвата обоза с оружием у деревни Жердовка. В течение трех следующих дней были задержаны все 28 участников его банды91.




ЗАКЛЮЧЕНИЕ

По существу ни одно повстанческое восстание не имело конкретной общей цели, «положительных лозунгов». «Главными лозунгами было «Долой разверстку, долой мобилизации, долой коммунистов…». Но чего хотело крестьянство, на что оно возлагало свои надежды, осталось невыясненным, неопределенным». Это, в свою очередь, является основной причиной поражения повстанчества.

При этом нужно отметить, что в наиболее организованных восстаниях происходила смена советских органов на земские. Правда устанавливались они с обманом крестьян, что советская власть почти везде пала, и по существу эти органы тоже были навязаны им.

Клингоф выдвигает следующие задачи, стоящие перед советской властью:

1. уделять больше внимание деревне, не делая из нее «нелюбимую дочь советской власти». На работу в деревню он предложил бросить самые лучшие силы партии. «Деревня не должна являться просто советской вотчиной…»;

2. втягивание крестьянства в социалистическое строительство, развитие сферы обращения как между крестьянами, так и между городом и деревней;

3. главную роль во всех этих задачах должны были сыграть советские органы власти, главным образом, на местах.

Пролетарская власть должна овладеть организацией хозяйственной жизни в деревне, иначе она не сможет ее контролировать. «В частности, по отношению к сибирскому крестьянству, мы должны отметить совершенную недостаточность политики «расслоения» деревенского населения…», т. к. сибирская крестьянская масса более однородна и власти необходимо иметь дело с зажиточным хозяином. Разрешение этого вопроса может устранить антагонизм деревни к пролетарскому городу и уничтожить возможность новых восстаний. Остальные меры, без решения этого главного вопроса он называет полумерами92. То, что некоторые советские работники задумывались о проблемах власти в деревни и даже пытались создать конкретный план сотрудничества крестьянства с властью, говорит о многом. Крестьянские восстания и повстанческие отряды показали настоящую силу деревни, ее гражданскую позицию, цели и насущные проблемы.

Мощное повстанчество в Иркутской губернии привело к тому, что Сибревком первую в советской Сибири, освободил ее от продразверстки, которая была заменена продналогом. По Иркутской губернии продналог составил 68% от продразверстки. Это нововведение привело к значительному снижению численности повстанцев. Так если в конце 1921 г. в Сибири насчитывалось 16000 повстанцев, то в июле 1921 г. их стало 2500.

Но недовольство крестьян вызывал принудительный обмен сельскохозяйственной продукции на промтовары. Причем цены на первые были заведомо занижены, а на вторые – завышены93.

Умелое сочетание репрессий и амнистий способствовало сокращению численности повстанчества: если в октябре 1920 года отряд Донского составлял более 600 человек, в январе 1921 уменьшился до 200, в феврале – 120, а в начале 1922 составил 12 человек94. И хотя основные силы повстанчества были сломлены, отряды продолжали существовать еще долго после Гражданской войны. Все это наглядно показывает слабость советских органов на местах, а также невозможность власти идти навстречу крестьянству. Повстанческое движение 1920-1929 гг. являлось одной из причин раскулачивания и репрессий 1930-х гг.

Непродуманная политика Советской власти в 1918-1920-х гг. привела к экономическому кризису нашей страны. Были сокращены промышленное и сельскохозяйственное производство. Но если к рабочему классу советская власть относилась как к создателю пролетарской страны, то к крестьянству отношение было потребительское: большевики буквально злоупотребляли терпением деревни. В итоге невнимание к проблемам крестьянства стало причиной массовых восстаний и возникновения повстанчества в 1920 г.

Иркутская губерния также стала местом сопротивления советской власти. Мощное повстанческое движение в 1920-1921 гг. охватило Балаганский, Черемховский, Верхоленский уезды и Ангарский аймак. Здесь действовали крупные повстанческие отряды Д. П. Донского, В. И. Чернова, А. Г. Черепанова. Менее масштабно движение проходило в Киренском, Иркутском уездах и Эхирит-Булагатском аймаке, где восстания были подавлены достаточно быстро, что не позволило образоваться крупным повстанческим отрядам. Но именно в Эхирит-Булагатском аймаке и Иркутском уезде действовал один из самых долгоживущих повстанческих отрядов – Г. А. Кочкина.

Повстанческие отряды имели хорошую военную организацию, продовольственный и оружейный запас. И если первое можно объяснить наличием среди руководителей повстанчества офицеров и унтер-офицеров, то последующее – помощью и поддержкой крестьянства. Именно благодаря крестьянам повстанцам удавалось легко скрываться от красных отрядов и так долго оставаться не пойманными. Эта помощь была неслучайна – повстанчество выражало интересы крестьян.












СПИСОК ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ

I. МАТЕРИАЛЫ АРХИВОВ

I.1. Государственный архив новейшей истории (ГАНИ). Ф. 1. Иркутский губернский комитет ВКП (б). Оп. 1. Д 38, 39 ,40, 563, 656, 666, 762, 763, 1080, 1081, 1473, 1474, 1818, 1066, 2202, 2203.

Ф. 398. Оп. 5. Д. 398. Годы огневые, годы боевые. Сборник воспоминаний. Иркутск. 1961.


II. ОПУБЛИКОВАННЫЕ ИСТОЧНИКИ

II.1. Декреты Советской власти. Т.9. М., 1978.

II.2.Советская деревня глазами ВЧК-ОГПУ-НКВД. Том 1. 1918-1922 гг. Под. ред. А. Береловича, В. Данилова. – М: 2000.

II.3. Шишкин В. И. Сибирская Вандея. 1919-1920. Документы. – М., 2000.

II.4. Хрестоматия по истории Иркутской Области. 1969 год. Под общ. ред. К. и. н. А.П. Косых.


III. ЛИТЕРАТУРА

  1. Агалаков В.Т. Из истории строительства Советской власти в Сибири. 1919-1920. Иркутск. 1958.

  2. Азовцев Н. А., Гусаревич C. Д., Дайнес В. О., Агеев А. М. Гражданская война в СССР. II том. Март 1919-октябрь 1922. Москва. 1980.

  3. Гудошников М. А. Очерки по истории Гражданской войны в Сибири. Иркутск. 1959.

  4. Денисов Н. Сибирский бандитизм //Красная Армия (Москва). 1921. №9.

  5. Зыков А. Н. Иркутские коммунисты в борьбе за осуществление ленинского кооперативного плана. Иркутск, 1961.

  6. Иванов. Н. Т. По другу сторону баррикад: политические портреты лидеров белого движения. Иркутск, 1995

  7. Кислов. А. Н. Разгром Унгерна. Москва, 1964.

  8. Кукушкин Ю.С. Сельские Советы и классовая борьба в деревне (1921-1932 гг.). М., 1968.

  9. Наумов И. В. История Сибири: курс лекций, Иркутск. 2003.

  10. Новиков П.А. Гражданская война в Восточной Сибири/ М., 2005.

  11. Очерки истории СССР (1917-1941). Под. ред. Д.М. Забродина. Москва. 1978.

  12. Павлуновский И. Обзор бандитского движения по Сибири с декабря 1920 г. по январь 1922 г. Ново-Николаевск, 1922.

  13. Перимов А. Советская власть в Сибири //Жизнь Красной Сибири. Омск. 1920. № 1.

  14. Померанцев П. Красная Армия Сибири на внутреннем фронте (Борьба с восстаниями в тылу за 1920-1922 гг.) //Красная Армия Сибири. 1923. № 3-4.

  15. Степичев И.С. Победа ленинского кооперативного плана в восточно-сибирской деревне. Иркутск, 1966. С. 18.

  16. Титов В.Ю. Протест «сермяжности» и репрессивное мнение у россиян в 1920-х гг. Иркутск. 2006.

  17. Шишкин В.И. Классовая борьба в деревне. Крестьянство на фронтах гражданской войны //Крестьянство Сибири в период строительства социализма. 1917-1937 гг. Т. 3. Новосибирск, 1983.

  18. Он же. Партизанско-повстанческое движение в Сибири в начале 1920-х гг. Гражданская война в Сибири. Красноярск. 1999, стр.161 - 172.

  19. Ярославский Е. О красном бандитизме (Мариинское дело). Томск. 1922. С. 3.


VI. ПЕРИОДИЧЕСКИЕ ИЗДАНИЯ

  1. Шишкин В. И. О социальной природе антисоветских вооруженных выступлений в сибирской деревне (конец 1919 - начало 1921 г.) //Вопросы истории социально-экономической и культурной жизни Сибири. Новосибирск. 1976.


V. ЭЛЕКТРОННЫЕ РЕСУРСЫ

  1. Ларьков Н. С., Шишкин В. И. Партизанское движение в Сибири во время гражданской войны // Власть и общество в Сибири в XX веке. Выпуск 4. Сборник научных статей / Научный редактор В. И. Шишкин. Новосибирск: Параллель, 2013. С. 76–114. // Режим доступа - http://zaimka.ru/shishkin-struggle/

  2. Шишкин В. И. «Вооруженное сопротивление сибирского крестьянства коммунистическому режиму в начале 1920-х годов» // Режим доступа - http://zaimka.ru/shishkin-struggle/

  3. Разгром банды Кочкина. [Электронный ресурс] Режим доступа http://irkipedia.ru/content/razgrom_bandy_kochkina



















ПРИЛОЖЕНИЕ

Приложение 1. Карта «Основные очаги повстанчества в 1920-1921 гг.»














Приложение 2. Донской Дмитрий Павлович, организатор восстания в Евсеево.















Приложение 3. Кочкин Григорий Александрович, руководитель повстанческого отряда, действующего в Эхирит-Булагатском аймаке


















Приложение 4. «Повстанческое движение Иркутской губернии в 1923 г.»

Ф. 1. Оп. 1. Д. 1474. Л. 9. В деле: февраль – около 100 человек; апрель – около 110; октябрь – около 60.


Приложение 5. Таблица «Повстанчество в Иркутской губернии в 1923 году».


Районы повстанчества

Якутский тракт

Балагано-Боханский район

Зимино-Тулунский район

Месяц

Отряды повстанцев

Численность

Отряды повстанцев

Числен-ность

Отряды повстанцев

Численность

Февраль

Волчатов

Кочкин

Прокопьев

10

6

15

Донской в составе нескольких отрядов (Максимов, Развозжаев, Федяев)

Около 32 человек

Заманщиков

Сенотрусов

Белошапов

28


3

4

Апрель

Волчатов

Кочкин

Прокопьев

13

6

10

Донской

Развозжаев

Федяев

15

9

10

Заманщиков

Сенотрусов Белоштанов

15

3

4

Октябрь

Волчатов ликвидирован

Нет сведений

Донской (с Развозжаевым и Федяевым)

23

Заманщиков

Сенотрусов

Белошапов

12

4

Ликв.








1 Павлуновский И. Сибирский крестьянский союз // Сибирские огни. 1922. № 2.

2 Померанцев П. Е. Красная Армия Сибири на внутреннем фронте (Борьба с восстаниями в тылу за 1920-1922 гг.) //Красная Армия Сибири. 1923. № 3-4.

3 Зыков А.Н. Иркутские коммунисты в борьбе за осуществление ленинского кооперативного плана. Иркутск, 1961. С. 10, 34.

4 Степичев И.С. Победа ленинского кооперативного плана в восточно-сибирской деревне. Иркутск, 1966. С. 18.

5 Кукушкин Ю.С. Сельские Советы и классовая борьба в деревне (1921-1932 гг.). М., 1968.

6 Шишкин В.И. Вооруженное сопротивление сибирского крестьянства коммунистическому режиму в начале 1920-х годов // История сталинизма: крестьянство и власть. Материалы международной научной конференции (Екатеринбург, 29 сентября—2 октября 2010 г.). М.: РОССПЭН, 2011. С. 129-142. 

7 Наумов И. В. История Сибири: курс лекций, Иркутск. 2003. С. 105.

8 Трифонов И.Я. Классы и классовая борьба в СССР в начале нэпа (1921-1922 гг.). Ч. 12. Л., 1964, 1969; Он же. Ликвидация эксплуататорских классов в СССР. М., 1975.


9 Новиков П. А. Гражданская война в Восточной Сибири. - М., 2005. - С. 261-264.

10 Там же. С. 263.

11 Там же. С. 264.

12 Декреты Советской власти. Т.9. М., 1978. С. 240-243.

13 Там же, с. 265.

14 Шишкин В. И. Сибирская Вандея. 1919-1920. Документы. – М., 2000. С. 551.

15 Там же.

16 Ф. 1. Оп. 1. Д. 666. Л. 72.

17 Там же. Д. 762, Л. 7.

18 Шишкин В.И. Сибирская Вандея. Документы. М. 2000. С. 606.

19Там же. С. 578-579.

20Там же. С. 579.

21 Новиков П. А. Гражданская война в Восточной Сибири. - М., 2005. - С. 269-271.

22 Шишкин В.И. Сибирская Вандея. Документы. М. 2000. С 519.

23 Там же. С. 520.

24Там же. С. 521-522. 532-535.

25 Там же. С. 522.

26 Шишкин В.И. Сибирская Вандея. Документы. М. 2000. С. 543-544.

27 Там же. С. 524.

28Там же. С. 536-537.

29 Там же. С. 602-603.

30 Там же. С. 525.

31 Шишкин В. И. Сибирская Вандея. Документы. М. 2000. С. 603.

32 Ф. 1. Оп.1. Д. 28. Л. 67.

33 Шишкин В. И. Указ. Соч. М. 2000. С. 560-561.

34 Новиков П. А. Гражданская война в Восточной Сибири. - М., 2005. С. 269.

35 Шишкин В. И. Указ. Соч. С. 528-529.

36 Шишкин В.И. Сибирская Вандея. Документы. М. 2000. С.599-600.

37 Там же. С. 542.

38 Новиков П. А. Гражданская война в Восточной Сибири. - М., 2005. С. 275.

39 Шишкин В.И. Сибирская Вандея. Документы. М. 2000. С. 561- 562.

40 Новиков П. А. Гражданская война в Восточной Сибири. - М., 2005. С. 275.

41 Шишкин В.И. Сибирская Вандея. Документы. М. 2000. С. 520

42 Новиков П. А. Гражданская война в Восточной Сибири. - М., 2005. С. 272-273.

43 Новиков П. А. Гражданская война в Восточной Сибири. - М., 2005. С. 272.

44 Шишкин В. И. Сибирская Вандея. Документы. М. 2000. С. 558-559.

45 Шишкин В.И. Сибирская Вандея. Документы. М. 2000. С. 537-540.

46 Там же. С 285-286.

47 Хрестоматия по истории Иркутской Области. Иркутск. 1969 год.

48 Шишкин В.И. Сибирская Вандея. Документы. М. 2000. С. 583.

49 Новиков П. А. Гражданская война в Восточной Сибири. - М., 2005. С. 288.

50 Ф.1 Оп. 1. Д 1818. Л. 32.

51 Там же. Д. 2202. Л. 176.

52 Там же. Д. 2203. Л. 3-4.

53 Там же. Д. 666. Л. 72

54 Там же. Д 666. Л. 40.

55 Там же. Л 63.

56 Там же. Д. 1818. Л. 14

57 Там же. Л. 15.

58 Там же. Д. 762. Л. 10.

59 Там же. Л. 23.

60 Там же. Д. 1474. Л. 2 .

61 Шишкин В.И. Сибирская Вандея. Документы. М. 2000. С. 580.

62Там же. С. 548.

63 Ф. 1. Оп. 1. Д. 666 Л. 16.

64 Шишкин В.И. Сибирская Вандея. Документы. М. 2000. С. 573.

65 Новиков П. А. Гражданская война в Восточной Сибири. - М., 2005. С. 279.

66Ф. 1. Оп. 1. Д 666. Л. 36.

67 Там же. Л. 19.

68 Там же. Л. 73.

69 Там же. Л. 37.

70 Там же. Д. 666. Л. 39.

71 Там же. Л. 72

72 Там же. Л. 83.

73 Там же. Л. 6

74 Там же. Л. 35.

75 Ф. 1. Оп. 1. Д. 762. Л. 159.

76 Ф. 1. Оп. 1. Д. 762. Л. 135.

77 Там же. Л. 140.

78 Там же. Д. 666. Л. 85.

79 Там же. Д. 1474. Л. 3-6.

80 Новиков П. А. Гражданская война в Восточной Сибири. - М., 2005. С. 280.

81 Там же. Д. 28. Л. 56.

82 Шишкин В. И. Сибирская Вандея. 1919-1920. Документы. – М., 2000. С. 560-562.

83 Ф. 1. Оп. 1. Д. 38. Л. 59

84 Там же. Л. 13.

85 Там же. Д.762. Л. 1.

86 Новиков П. А. Гражданская война в Восточной Сибири. - М., 2005. С. 279-280.

87 Там же. Л. 10

88 Там же. Л. 29

89 Там же. Л. 84.

90 Там же. Л.24.

91 Новиков П. А. Гражданская война в Восточной Сибири. - М., 2005. С. 280.

92 Шишкин В.И. Сибирская Вандея. Документы. М. 2000. С. 606.

93 Там же. С. 277-278.

94 Там же. С. 277.

46



Скачать

Рекомендуем курсы ПК и ППК для учителей