Анализируем лирические миниатюры М. М. Пришвина

М. М. Пришвин – удивительный писатель, певец русской природы. Свое­образие его дарования заключается в умении опоэтизировать окружаю­щую действительность. Природа Пришвина – прежде всего школа позна­ния и самопознания. Жизнь растений, животных, леса, реки, земли раскры­вается Пришвиным именно в непрестанном сопоставлении и взаимоотно­шении с жизнью человеческой. Природа у Пришвина одухотворена, прони­зана мыслью и переживаниями, наделена всеми особенностями внутренне­го мира человека.

Пришвин – удивительный лирик и философ одновременно. Всё его твор­чество философично. Писатель никогда не ограничивается просто изображением увиденного, а всегда философски осмысливает изображае­мое. Любая обобщающая мысль о природе и действительности – это прежде всего осмысление себя. Своё поэтическое восприятие мира Пришвин сфор­мулировал так: «Понимать весь мир в себе самом».

Ещё одна важная особенность, характерная для творчества М. М. Пришви­на, – жизнеутверждающая сила, неиссякаемая радость бытия. Обратимся к текстам. Предлагаемый для анализа текст состоит из двух миниатюр: «Пасмурно» и «Осеннее утро» (Из книги «Глаза земли»).

«Утро пасмурное, небо сплошь серое, а потом всё светлеет, светлеет, яснится, как будто спящий после тяжёлого сна глаза открывает и радуется: то был сон…

Сегодня утро сырое, туманное, пробуждается не скоро, слышит, а глаз не хочет открыть.

Туман сгущается, и капли оседают на жёлтых листьях: скатится капель­ка на другой листик – станет там две, упадут, и листик не выдержит, падает вместе с каплями.

Листик за листиком падают с липы на крышу, какой листик летит парашютиком, какой мотыльком, какой винтиком. А между тем мало-помалу день открывает глаза, и ветер с крыши поднимает все листья, и летят они к реке куда-то вместе с перелётными птичками.

Тут стоишь себе на берегу, один, ладонь к сердцу приложишь и душой вместе с птичками и листьями куда-то летишь.

И так-то бывает грустно, и так хорошо, и шепчешь тихонько:

– Летите, летите!

Так долго день пробуждается, что когда солнце выйдет, у нас уже и обед. Мы радуемся хорошему теплому дню, но уже больше не ждём летя­щей паутинки бабьего лета: все разлетелись, и вот-вот журавли полетят; а там гуси, грачи – и всё кончится».

Миниатюры М. М. Пришвина очень глубоки и объёмны в смысловом отно­шении. В них рассказывается об утре в жизни человека и природы.

Удивительное пришвинское дарование опоэтизировать самую простую окружающую действительность сказывается и в этом тексте. Описание начала дня проникнуто таким лиризмом, что мы невольно переполняемся светлой грустью. Именно этим чувством хотел поделиться с нами автор.

Грусть оттого, что «всё кончится». Но ведь это осеннее утро, значит, это не конец, а начало, пробуждение. На нас веет ощущением гармонии, пото­му что всё живёт: и листики (хоть и упавшие с липы), и птички, и ветер, и даже день, который «открывает глаза».

Желая заставить нас ощутить, пережить это удивительное чувство (свет­лую грусть), автор использует художественный стиль, отличающийся не­обычайной образностью и выразительностью.

Природа у Пришвина одухотворена: утро слышит, день открывает гла­за. И эти олицетворения, и сравнение (утро, похожее на тяжело спящего человека) делают текст более живописным, выразительным.

Композиционно текст можно разделить на две части. В первой даётся описание природы, во второй – описание состояния человека. Почему ав­тор даёт два описания? Наверное, потому, что Пришвин не только созерца­ет какую-либо картину, испытывая при этом разнообразные чувства, но и осмысливает увиденное и свои ощущения и делится этим с нами.

Вся первая часть текста проникнута движением, хотя и замедленным. «Утро пробуждается, туман сгущается; капли оседают, скатываются, па­дают: листики летят; ветер поднимает. Использование глаголов настоя­щего времени делает картину такой яркой и живописной, что мы и вправду видим и листики, летящие парашютиком, мотыльком, винтиком, и капель­ки, катящиеся по ним.

Во второй части и так замедленное сгущающимся туманом действие как бы замирает. Односоставное определённо-личное предложение {Тут сто­ишь себе на берегу, один, ладонь к сердцу приложишь и душой вместе с птичками и листьями куда-то летишь) передаёт ощущение необъяснимой неги и благодати в душе человека. И следующее безличное предложение (И так-то бывает грустно, и так хорошо.) ещё более живописует это удиви­тельное состояние человека.

Пространство в тексте, как бы сдавленное туманом, постепенно раздви­гается: листики падают на крышу, на землю, потом «летят… к реке». И человеку хочется улететь «душой вместе с птичками куда-то». Это состоя­ние полёта усиливается многократным употреблением слов с корнем -лет-: летит, перелётный, разлетелись, полетят, летите.

В тексте много глаголов, существительных и почти нет прилагательных. Почему? Наверное, автору хотелось создать предметный мир. Но отсут­ствие прилагательных не лишает текст выразительности.

Особую эмоциональность придают тексту слова с уменьшительно-лас­кательными суффиксами: листики, парашютики, капельки, птички, вин­тики. Они показывают любовное отношение автора к тому, о чём он пи­шет.

С точки зрения синтаксиса текст тоже необычайно интересен. О роли односоставных предложений уже говорилось выше. Читаем второе предложение текста и сразу обращаем внимание на инверсию: утро сырое, туманное, пробуждается не скоро. Зачем автор использует эту стилистичес­кую фигуру речи? Вероятно, он хочет акцентировать внимание на негативных ощущениях этого тяжело пробуждающегося утра: туманности, сырости. Всё усугубляется ещё и тем, что «туман сгущается». И мы словно рас­творяемся в этом тумане. Инверсия меняет интонацию предложения. Дви­жение и время замедленны. Казалось бы, перед нами безрадостная картина. И тем удивительнее то состояние гармонии и благодати в душе, при кото­ром хочется летать.

Использование такой стилистической фигуры, как многосоюзие, опять-таки замедляет движение, и без того изменённое туманом. Частотность употребления союза и (и капли оседают, и листик не выдержит. и ветер с крыши поднимает. и летят они. и так-то бывает грустно, и так хорошо, и шепчешь.) делает картину, описанную автором, более полной, ощутимой, чувственной. Повторение союза придаёт тексту необычайную музыкальность, ритмичность.

Использование сложных синтаксических конструкций, преимуществен­но с сочинительной и бессоюзной связью, позволяет автору выразить более глубокие, ёмкие мысли. Последнее предложение, сложное по своей конст­рукции (с сочинительной и бессоюзной связью, состоит из пяти простых предложений), вмещает в себя огромный диапазон чувств, ощущений: радо­сти, состояния полёта, грусти, связанной с тем, что «всё кончится».

Этими словами заканчивается текст. И они рождают в нас ощущение какой-то потери, утраты. Но те чувства гармонии и радости бытия, кото­рые мы переживали во время чтения текста, в нас всё ещё живы. И поэтому грусть – светлая. И на память почему-то приходят пушкинские строки: «Печаль моя светла…»

Источник: Цепке Т. И. Анализируем лирические миниатюры М. М. Пришвина // Русский язык в школе и дома. 2005. – № 3. – С. 6–8.

*

См.:

Карта сайта

https://multiurok.ru/blog/karta-saita.html

М. М. Пришвин. «Пишу – значит люблю»

https://multiurok.ru/blog/m-m-prishvin-pishu-znachit-liubliu.html

Развитие речи. Готовимся, пишем, анализируем…

https://multiurok.ru/blog/razvitiie-riechi-gotovimsia-pishiem-analiziruiem.html

Категория: Русский язык
15.06.2017 15:02