Байкальские легенды.

Байкаловедение- 2018

Одно из заданий олимпиады было подготовить поделку к байкальской легенде. Все школы справились на 5++!

Особенно мне понравилась поделка к легенде "Дочь Байкала-Ангара" (вообще она имеет и другие названия, но суть одна)

В давние времена могучий Байкал был добрым и весёлым. Очень сильно любил он свою дочь – Ангару. Красивей её не было на свете. Старик Байкал берёг дочь пуще своего сердца, никуда от себя не отпускал. Однажды, когда Байкал уснул, решила убежать Ангара к своему возлюбленному Енисею. Проснулся отец, гневно всплеснул волнами, не хотел отпускать единственную дочь. Поднялась свирепая буря, почернело небо, звери в страхе разбежались по всей земле, рыбы нырнули на самое дно, а птицы улетели к солнцу. Только ветер выл, да бесновалась вода. Могучий Байкал ударил с силой ударил по высокой скале и бросил её вслед убегающей дочери. Скала упала прямо на горло красавице. Взмолилась красавица Ангара, задыхаясь и рыдая стала умолять отца дать ей хоть каплю воды. «Я могу дать только свои слёзы», - ответил Байкал. И с тех пор вот уже тысячу лет бежит Ангара к Енисею слезами старого Байкала. Скалу, которую бросил Байкал вслед дочери, назвали люди Шаман камнем. На нём приносилисьбогатые жертвы великому озеру. Люди говорили, если Байкал разгневается, то сорвёт Шаман-камень, а вода хлынет и зальёт всю Землю.

Еще есть вариант легенды:

Сыновей у Байкала ни много, ни мало –

Триста тридцать три сына у батьки Байкала

С диких сумрачных гор, сквозь таежную тьму

Все несут6 и богатства, и воду – ему.

А хозяйка в дому, а хозяйка добра – Голубая, как утренний сон, Ангара.

Так беспечна на вид, так приятна с лица,

Да крута, да характером дочка в отца.

Давно это было, давно это было,

Все себе покорила могучая сила.

И деревья, и горы, и дикие звери и птицы

Приходили ему, старику поклониться.

Вот как давно это было! Только чайки-летуньи

Спешили за горы. за тучи, где течет Енисей –

Богатырь молодой и могучий

Возвращались летуньи и тихой порою ночною

О любви Енисея беседы вели с Ангарою…

…Ой, как узнал Байкал тайну тайную,

От шамана узнал, от продажного,

Как велел он горам: «Эй, высокие, вы сомкнитесь

В кольцо взявшись за руки,

Да темницей для дочери станьте-ка!»

Горы стали – плечо к плечу,

Не уйти Ангаре и не вырваться:

Только малая рыбка любимица, голомянка

Почти прозрачная.

Пробралась к Ангаре сквозь щелочку – много ль надо

Для рыбки маленькой.

Говорит Ангара тихим голосом:

«К добрым нерпам плыви и к оленям плыви,

Пусть зовут моих братьев, расскажут им

Об отцовской несправедливости!»

Вот уж нерпы-то к рекам плывут, плывут,

Вот лени то к братьям бегут, бегут:

«Эй, проснитесь, лежебоки, беда пришла,

Ангара сидит, в темнице замурованная».

Как наполнились водою братья старшие,

Как наполнились гневом братья средние,

Как наполнились гневом братья младшие,

Разорвали они горы бесчувственные,

Разметали они камни бессердечные.

Ты лети, Ангара, быстрой ласточкой

К Енисею – богатырю Сибирскому…

…Байкал рассердился, и в грозном пылу

Он вырвал скалу, он поднял скалу

И бросил вдогонку беглянке скалу-

Настиг Ангару этот камень.

«Ничто тебе больше не может помочь

Эй, старый шаман, забери мою дочь!

Прощай, Ангара, я убил свою дочь своими руками».

Но, слыша прибоя размеренный гул,

Шаман, что стерег Ангару, уснул

Уснул на минуту, не более.

И в ту же минуту от доброй любви

Река ожила и умчалась – лови!

Ушла Ангара из неволи.

А камень подводный, что скользок и крут,

В народе и ныне Шаманским зовут.

Это наша поделка к легенде "Небесная Дева лебедь"

Буряты почитают лебедей, брызгают вслед им молоком. Об этом есть такой сказ.

Это случилось весной. Высокое небо сияло синевой, необъятная земля блистала свежей зеленью. Исчез лед на Байкале. По берегам его, словно огонь, заполыхал розовый багульник. Разливался вокруг терпкий запах цветущей черемухи. Под жгучими лучами солнца тянулся ввысь в деревьях сок. Это было время, когда расцветало все, что было голым и облезлым. Это была пора беспредельной власти любви. Пора, когда нарождались в гнездах и логовах птенцы и зверята.

Хоредой-хубуун охотился на берегу Байкала. Подкрадываясь, он стрелял из лука и добыл уже немало дичи. Вдруг он услышал над собой чьи-то звенящие голоса. Задрав голову кверху, увидел в зеркально-ясном голубом небе серебристую вереницу лебедей. Они летели вниз, опускаясь недалеко от охотника. Спрятавшись за деревьями, Хоредой наблюдал за птицами. Лебеди с кликаньем сели на морской берег и, сбросив с себя оперенье, превратились в девушек. Потом они бросились в Байкал. Они шумно ныряли, плескались и обрызгивали друг друга водой. Тихо подкравшись, Хоредой взял оперенье одной из девушек.

Всласть накупавшись, девушки вышли на берег и стали одеваться. Только одна из них не смогла найти свою одежду, потерянно бегала она туда-сюда по берегу. Хоредой вышел из укрытья. Всполошились девушки и, превратившись в лебедей, взмыли в воздух. Только одна из них осталась, обнаженная, перед молодым парнем. У нее было прекрасное белое лицо, налитое гибкое тело, развевавшиеся до колен блестящие черные волосы.

Когда Хоредой стал приближаться к девушке, она с лебяжьими криками «гун-гун» забежала в воду. Там она стала плакать, умоляя вернуть ей одежду.

- Прекрасная красавица, милая девушка! - обратился к ней Хоредой. - Выйди из воды! Я не буду насмехаться над тобой, унижать не буду. Я - сын отца, имеющего имя, я - дитя народа, имеющего славу! Стань моей женой, сохрани наш очаг, чтоб не погас наш огонь! Народи мне удалых сыновей. Буду поить тебя родниковой водой, угощать спелыми ягодами и плодами, омывать в чистой байкальской воде.

Внимательнее взглянула красавица на парня. Видит, это мужественный молодой мужчина в расцвете сил. Застучало сильнее взволнованное ее сердце, в душе стало расти, как цветок, теплое чувство. Вышла она на берег, подала руку Хоредою и пошла с ним вместе в его пышный белый дворец.

Перепрятав в укромном местечке одежду с лебяжьим опереньем, Хоредой одел прекрасную девушку в голубые шелка. Соединившись в семью, они обжились и все дни проводили в мире и согласии. Родились у них одиннадцать детей.

Однажды осенью, когда над их жилищем целый день тянулись к югу караваны перелетных птиц, обратилась к Хоредою его жена.

- Мы так давно живем с тобой, начали уже стареть, - стала говорить жена. - Я родила тебе, мой милый муж, одиннадцать детей. Достань, пожалуйста, мою девичью одежду. Полюбуюсь на нее, покрасуюсь в ней.

Послушался ее Хоредой-мэргэн. Достав из тайника лебяжью одежду, отдал ее жене. Она надела ее и превратилась в белую лебедь. Потом обратилась к семье:

- Супруг мой дорогой, Хоредой! Любимые сыновья мои, богатыри! Живите долго и счастливо! Дети мои, станьте отцами-прародителями одиннадцати родов, идущих от Хоредоя-батюшки и лебедицы-матушки! - сказав такое благопожелание, взлетела она к дымовому отверстию-тоону.

Хоредой, любивший побаловаться вином, как раз в это время обмазывал глиной котел для перегонки архи. Пытаясь удержать ее, он лишь вскользь задел грязной рукой лебяжьи лапки. Женщина-лебедь взмыла в сине-лазоревое вечернее небо.

Говорят, с той поры у белых птиц-лебедей черные лапки. Имена одиннадцати детей Хоредоя и птицы-лебеди такие: Галзууд, Харгана, Хуасай, Хубдууд, Баганай, Шарайт, Бодонгууд, Гушад, Сагаан Худай и Халбин. Умножившись числом, их потомки составили нынешние одиннадцать хоринских родов.

Поэтому хоринцы чтут птицу-лебедь. Для них убить лебедь - это все равно, что покуситься на жизнь родной матери. Услышав голоса пролетающих лебедей, женщины выходят на улицу и совершают, брызгая молоком, обряд поклонения священной птице.

"Скала Хобот" 1 место заняла эта поделка! Поздравляем!

В далекие-предалекие времена на берегах Славного моря - Байкала - было очень тепло. Росли здесь большие невиданные деревья и водились огромные звери: гигантские носороги, саблезубые тигры, пещерные медведи и косматые великаны - мамонты. Протяжные трубные звуки мамонтов сотрясали горы. Мамонты считались самыми большими и могучими среди всех зверей на земле, но по натуре своей они были скромными, миролюбивыми.

И только один из прибайкальских мамонтов отличался крутым нравом, непомерным бахвальством и заносчивостью. Ходил он всегда в одиночку, важный и горделивый, и горе было тому, кто встречался на его пути. Зверей поменьше он хватал своим длинным хоботом и закидывал в кусты, а тех, кто был покрупнее, он поддевал толстыми бивнями и бросал оземь. Ради потехи хвастливый мамонт вырывал с корнем гигантские деревья, выворачивал огромные валуны и загромождал речки, бегущие в Байкал.

Не раз вожак мамонтов пытался урезонить хвастуна:

"Опомнись, строптивый, не обижай слабых зверей, не губи зазря деревья, не мути речки, иначе тебе несдобровать". Выслушивал зазнайка речи старого мамонта, а сам продолжал делать по-своему. А однажды и вовсе распоясался. "Да что ты меня все учишь! - заревел он на вожака,- что ты меня пугаешь! Да я здесь самый сильный, да я, если хочешь, не только реки, я весь Байкал закидаю камнями, словно лужу!"

Ужаснулся вожак, замахали на хвастуна хоботами остальные мамонты. Ворохнулся и Байкал, окатив берег волной и схоронив в седых усах недобрую улыбку.

Но ничего уже не видел разошедшийся мамонт. Разбежался он, вонзил свои бивни в скалу, приподнял ее, чтобы бросить далеко в море, да вдруг скала сделалась тяжелой-тяжелой. Надломились от непомерной тяжести бивни и вместе со скалой рухнули в воду. Взревел тут от горя мамонт, протянул длинный хобот к воде, чтобы достать свои бивни, да так и застыл, окаменев навеки.

С тех пор стоит на берегу Байкала огромная скала, нависла над водой, словно хобот. И теперь люди так и называют ее - скала Хобот.

Категория: География
06.02.2019 12:41


Рекомендуемые курсы ПК и ППК для Вас