СДЕЛАЙТЕ СВОИ УРОКИ ЕЩЁ ЭФФЕКТИВНЕЕ, А ЖИЗНЬ СВОБОДНЕЕ

Благодаря готовым учебным материалам для работы в классе и дистанционно

Скидки до 50 % на комплекты
только до

Готовые ключевые этапы урока всегда будут у вас под рукой

Организационный момент

Проверка знаний

Объяснение материала

Закрепление изученного

Итоги урока

Часовые Памяти

Нажмите, чтобы узнать подробности

Название работы: «Часовые Памяти»

Работу выполнил поисковик

Фролов Иван Васильевич,

Дата рождения: 17 января 2004г.

Руководитель: Колабская

Светлана Александровна

2020 г

Часовые Памяти

Война постепенно уходит в прошлое. И, наверное, совсем неплохо, что она становится всего лишь страницей в учебнике истории, главное, чтобы страница эта не искажалась и взывала к памяти людской, чтобы извлекались из неё уроки мужества, любви к Отечеству и чтобы, наконец, осознал человек, что именно сегодня он должен успеть вписать свои строки, настоящие, живые, в летопись Великой Отечественной войны…

В подбитом немецком танке в тысяча девятьсот сорок первом году был найден дневник фашистского унтер-офицера второй роты тридцать шестого танкового полка Альберта Шмидта. «Дни ужаса» - так определяет он своё пребывание на захваченной советской земле.

Вот он, этот дневник. «22 июня… Атакуем противника. Мы входим в состав 6 армии под командованием генерала Рейхенау. Эта армия входит в группу фон Клейста… Мы стоим на дороге, я нахожусь в головной походной заставе. Около 20 неприятельских бомбардировщиков атакуют нас. Мы прячемся под танками. Рядом убит мотоциклист нашего взвода, осколок распорол ему спину. Мы продвинулись на несколько сот метров от дороги. Бомбардировщики противника снова настигли нас - наших истребителей не видно.

Итак, началась война с Россией. Эта война будет жестокой… Сможем ли мы спать спокойно?»

Нет, вы никогда уже не сможете «спать спокойно». Вы никогда не сможете спать спокойно, потому что не пройдёт и недели, как ты, неизвестный мне, Альберт Шмидт, напишешь: «Русские сражаются упорно. Днём очень жарко и пыльно. Трудно выдержать… Бой закончился только поздно вечером. Начальник и его наводчик убиты. Много раненых и сожжённых. Танк 233 сгорел вместе с наводчиком. Наша рота сегодня потеряла 6 танков», а двадцать пятого июня ты сделаешь запись: «Все потери ещё не выяснены. Никто из нас ещё не участвовал в таких боях, как в России. Поле сражения имеет ужасный вид. Такого мы ещё не переживали». А вот и ещё одна твоя заметка: «4 июля. Два танка наскочили на мины, несколько русских стрелков со всех сторон забросали нас гранатами. Вступили в самую Россию. Вышло масло. Отступили назад». И не пройдёт и месяца, как ты, поработитель, выведешь, сидя в танке, прямо посреди боя, свои последние строки: «У них много тяжёлых орудий, полевых пушек, противотанковых пушек - столько я никогда не видел! Стараемся преодолеть. Мой и другие танки русские забрасывают гранатами. Мы ведём огонь против…».

Вот и всё. Ты так хотел ступить на мою родную землю, упиваясь своим могуществом, ты так желал спокойно топтать мои поля, пить из моего ручья, наслаждаясь его живительной прохладой, жить в моей хате, кушать мой хлеб, взращённый мозолями моих предков… Ты мечтал о спокойном сне, когда плакали дети, кричали от боли женщины и старики, когда в горящих избах задыхались в муках чьи-то брат, сестра, мать, отец… Ты хотел покоя, когда русский солдат, защищая свою родину, семью, страну, подставлял себя под пули, грыз пропитанную кровью, потом солдатским и гарью человеческих тел, землю, оплакивая её своими слезами. Слезами потерь.

Ты хотел написать свою историю, навсегда перечеркнув мужество моего прадеда и славу тех, кто сегодня стал землёй, травой, пророс корнями деревьев… Ты думал вырвать память из нас - о, как бы радовался ты униженным, безликим существам, забывшим о тех, кто не вернулся домой, кто был убит тобой, замучен и истерзан. Вот они, мои земляки: Морозов Н.И., Поляков Н.Я., Романенков С.И. … Я помню.

Сегодня я участник поискового движения России, член поискового отряда с прекрасным, гордым названием «Русич».

Да, я - Русич! Я тот, кто не желает, чтобы у него отняли его Родину.

И мы идём на наше Поле Памяти на Нулевой версте Старой Смоленской дороги, идём к нашим обелискам…

Мы помним, когда в тысяча девятьсот восемьдесят шестом году в ходе Международной Белорусско-Российской «Вахты Памяти» у хутора Козлы Краснинского района были подняты из траншей и воронок останки четыреста двенадцати павших защитников Отечества и захоронены на Поле Памяти у границы России и Белоруссии.

Мы помним наши Нитяжи, где «русичи» поднимали девять советских воинов в две тысячи одиннадцатом году, попавших в окружение в сорок первом вместе с тринадцатой и пятьдесят седьмой танковыми дивизиями, но задержавшими врага у берегов Днепра на целую неделю. Это наш тринадцатый мотострелковый полк, неся каждый день потери, то и дело, переходил в наступление, занимая северные окраины города Красный. Полковник В.А. Мишулин, командир пятьдесят седьмой танковой дивизии, был ранен, но поле боя не покинул. И благодаря мужеству таких людей мы вырвались из окружения, нанося в немыслимых условиях урон врагу, уничтожив до батальона немецкой пехоты, десять немецких танков и шестнадцать автомашин.

Мы помним две ячейки в придорожном ельнике, в районе железнодорожной станции Гусино, а в них тела офицера и солдата. И медальон, рассыпавшийся в руках - воин погибал тогда второй раз на наших глазах, для нас он так и останется в веках Неизвестным солдатом. Двое безымянных, принявших свой последний бой против фашистской громады - это ли не пример русского героизма! И какую же боль потери ощутили тогда наши ребята!

А ещё один, без имени и звания, сложивший голову за Отчизну свою в местечке Черныши, лёг третьего декабря две тысячи четырнадцатого года в могилу в сквере Боевой Славы на Аллее Памяти в городе Ельня рядом с такими же славными неизвестными героями.

В этом же году на свою родную землю мы вернули Лапутина Стефана Ефимовича. Он родился в тысяча восемьсот девяносто восьмом году в деревне Варечки Краснинского района, был простым ополченцем, совсем непризывного возраста. Но он ушёл, чтобы не вернуться. Ни в одном списке не значилось его имя. Считалось, что солдат пропал без вести в ноябре сорок третьего. Оказалось, что погиб солдат в июле сорок первого. Более семидесяти лет боец пролежал на ярцевской земле, совсем рядом с домом. Благодаря медальону он обрёл имя, своих родных. Когда зашёл вопрос о том, где будет захоронен воин, родные сказали: «Рядом с женой и сыном, только, знаете, там ведь никого рядом не хоронили с бабушкой - липа огромная растёт, не давала…». «Липа?! Вот это да! Эта липа будто знала, что муж вернётся, рядышком ляжет… Место уберегла!.». Липу родные убрали…

А как нам забыть трёх замученных и расстрелянных фашистами воинов- девушек из деревни Ермаки… Наши девчонки плакали. С почестями мы упокоили три истерзанных души на нашем Поле Памяти.

А тридцать три богатыря? Нет, совсем не из сказки. Это так наши поисковики назвали тех, кого они нашли в урочище Слобода, погибших при освобождении нашего района на границе России и Белоруссии. Именно в этих местах начинались рубежи Оршанского сражения в ходе операции «Багратион» в июне тысяча девятьсот сорок четвёртого года. Девять месяцев стоял здесь фронт, готовя основной удар в оперативном направлении, идущем вдоль магистрали Минск-Москва. Девять месяцев, не прекращаясь, шли бои по берегам реки Мерея. Стальной арматурой, кусками проволоки связывали воинов по нескольку человек, чтобы скинуть в яму, да и прикопать. Иные сидели, иные переплелись своими телами, словно проросли друг в друга - это была страшная картина. Разве это можно забыть?!

Не забыть нам и воинов из Василевич, которых мы поднимали на нашей районной «Вахте Памяти». Бурьяном поросший высокий холм - когда- то в этом месте выкорчёвывались деревья, пахались поля… Никто и не догадывался, что проросли корнями здесь наши воины, стали тем самым бурьяном. Одна винтовка на десятерых, одни сапоги…

И мы помним, что каждую минуту на фронтах в течение войны погибало десять крепких, мужественных людей, жаждущих жить… И среди этих десяти почти треть пропавших без вести, у которых не только отняли жизнь, но и имя… И мы идём по следам войны, по следам тех, кто до сих пор не увековечен.

А ещё мы слышим слова: «Найдите моего солдата, верните его домой, пусть он снова обретёт своё имя, свою семью…». И мы знаем, что каждый, кто ищет - обретёт, рано или поздно скажет: «Ну, здравствуй, дед».

И нет у нашей истории срока давности, пока живём на этой земле, мы- часовые Памяти.

Категория: Внеурочка
22.03.2021 12:30


© 2021 103

Рекомендуем курсы ПК и ППК для учителей