Технологическая карта урока литературы в 8 классе. Тема урока: В. М. Ш у к ш и н. Рассказы. (2 ч.)

Категория: Литература
  1. В. М.  Шукшин. «Обида»

2. В. М.  Шукшин. «Срезал». Проблема отношений интеллигенции и народа.

Просмотр содержимого документа
«Технологическая карта урока литературы в 8 классе. Тема урока: В. М. Ш у к ш и н. Рассказы. (2 ч.)»

6


Раздел

В. М. Ш у к ш и н. Рассказы. (2 ч.)

Тема

  1. В. М. Шукшин. «Обида»

  2. В. М. Шукшин. «Срезал». Проблема отношений интеллигенции и народа.

Цели и задачи

Познакомить учащихся с личностью и творчеством В. Шукшина; помочь учащимся войти в художественный мир произведений В. Шукшина; показать особенности шукшинских героев – «чудиков», правдоискателей, праведников; ввести понятие «странный» герой в литературе

Термины и понятия

Проблематика социальная и нравственная, литературный тип

Планируемый результат

Личностные умения

Проявлять интерес к изучаемой теме. Осознавать успешность собственной учебной деятельности. Развивать свои творческие способности, работать над культурой речи

Межпредметные умения

Уметь работать с тестовым материалом. Выполнять учебное задание в соответствии с целями, соотносить собственные учебные действия с известным алгоритмом работы. Уметь формулировать собственные мысли; обобщать и делать выводы; адекватно использовать речевые средства для представления результата.

Предметные умения

Знать содержание рассказов, уметь анализировать прозаический текст, определять проблематику произведения, литературный тип персонажа.

Организация образовательного пространства

Межпредметные связи

Русская культура, история


Ресурсы (оборудование)

Информационные: учебник, рабочая тетрадь, карточки-задания на печатной основе, тесты

Демонстрационные: иллюстрации

Интегративные: презентация PowerPoint, аудиозапись

Формы и методы работы

Фронтальная. Индивидуальная. Анализ и синтез, «Микрофон»


Урок 1. В. М. Шукшин «Обида». Столкновение наивно-романтического и реального взгляда на жизнь и человека.

Технология изучения темы. 1 этап: Организационный

Задачи

Учебное задание

Обеспечить организационное начало урока, психологически подготовить и эмоционально настроить учащихся на работу


2 этап: Целеполагание и мотивация

Мотивировать к изучению темы, стимулировать желание изучать тему

Разметалось село в предгорьях,

Где Катунь расплескалась светло,

Знало вдоволь и лиха, и горя

Стародавнее это село.

Здесь мальчишка, теряя дорожку,

Пьяный ветер вдыхал с лугов,

В огороде тяпал картошку,

На Катуни тягал чебаков.

Край сибирский. Пейзаж неброский.

Бьёт о берег Катуни волна.

Знает каждый в России, что Сростки – это родина Шукшина.

(Кондаков)

3 этап: Проверка домашнего задания. Актуализация

Установить правильность, полноту и осознанность выполнения д/з всеми (большинством уч-ся).

Знакомство с личность В.М. Шукшина

Что вы знаете о В. М. Шукшине? Индивидуальные сообщения учащихся.


Василий Макарович Шукшин родился 25 июля 1929 года в Сибири в селе Сростки. Фамилия его происходит от слова "шукша", что значит "волокна, остающиеся от трепания и чесания льна". Мальчику было три года, когда отец его. Макар, был арестован и уничтожен как кулак, враг народа. И осталась мать с Василием и малюткой-дочкой Наташей одна, и пришлось мальчику с шести лет работать в колхозе. А в 1942 году (военное лихое время) пришла в семью новая беда: корова Райка забрела на чужой двор, пристроилась к стогу сена и кто-то проколол ей брюхо вилами. Погибла корова, кормилица семьи, пришла в дом нищета. На некоторое время семья переезжает в город. Из воспоминаний Василия Макаровича.

"Город напугал меня. Очень много людей, все куда-то спешат. И никто друг друга не знает. Это был большой, новый, неизведанный мир. Увидел высокую каланчу - решил стать пожарным, потом мне захотелось стать матросом и плавать на пароходе, а еще - шофером, чтобы проехать по мосту. А когда побывал на базаре, то окончательно решил стать... жуликом. Мне показалось, что в таком скопище людей и при таком обилии всякого добра здесь гораздо легче своровать арбуз, чем у нас в селе. Уголовного кодекса я тогда не знал..."

Семья возвращается в деревню. Пятнадцатилетним подростком Василий приезжает в Бийск, там сперва пытается учиться на бухгалтера, потом - в автомобильном техникуме. Но не было у подростка желания и способностей ни заниматься автоделом, ни бухгалтерией. Зато он очень много читал с детства, и втайне писал стихи, а к концу войны (ему было тогда 16 лет) писал небольшие юмористические рассказы, анекдоты из деревенской жизни. В печать их не принимали. В поисках работы Шукшин переезжает из города в город. Был он и разнорабочим, и учеником маляра, и грузчиком, и слесарем; работал на стройке, на восстановлении железных дорог. В 1949 году его призвали в армию, но из-за болезни - язвы желудка - освободили от службы досрочно. Подлечившись дома мамиными травами, Шукшин сдает экстерном экзамены в школе, чтобы получить аттестат зрелости, а затем некоторое время работает учителем: Воспоминания: "Учитель я был, честно говоря, неважнецкий, без специального образования, без опыта, но не могу и теперь забыть, как хорошо, как благодарно смотрели на меня наработавшиеся за день парни и девушки, когда мне удавалось рассказать им что-нибудь важное и интересное. Я любил их в такие минуты, я делал хорошее, настоящее дело..."

А затем, получив материнское благословение и деньги, вырученные за продажу телки, Василий отправляется в Москву - учиться дальше. Прием в Литературный институт, куда он хотел поступать, был уже закончен, к тому же не было опубликованных произведений. И он подает документы во ВГИК (Всесоюзный государственный институт кинематографии), где и учится потом в классе известного кинорежиссера Михаила Ромма. Работа над заданиями в институте, необходимость ставить живые жанровые сценки, этюды, послужила толчком, который помог стать Василию Шукшину писателем - мастером ярких, коротких, интересных рассказов. Писал Шукшин о том, что хорошо знал, что пережил сам. Рассказы его, собранные вместе, соединяются в умный, правдивый, порою смешной, но чаще глубоко драматичный, грустный рассказ о русском мужике.

Писал Шукшин о том, что хорошо знал, что пережил сам. Рассказы его, собранные вместе, соединяются в умный, правдивый, порою смешной, но чаще глубоко драматичный, грустный рассказ о русском мужике. Его герои - шоферы, сторожа, колхозники, паромщики, шорники. Страна узнала себя в его героях и полюбила. Во всех рассказах проглядывает человеческая душа с ее повседневными заботами, тревогами, печалями, радостями.

Запоминается и Шукшин – режиссёр. Его фильмы «Живёт такой парень», «Печки-лавочки», «Ваш сын и брат», «Странные люди», «Калина красная» живут своей самостоятельной жизнью. Их показывают на телевидении по случаю юбилейных дат, киноманы покупают на видео -кассетах и дисках. Самый первый фильм Шукшина и поныне смотрится с большим интересом. Причём зритель воспринимает картину «Живёт такой парень» не как повествование о «днях минувших», не как « один из лучших советских фильмов начала шестидесятых годов», а как очень и очень сегодня необходимый фильм, ибо утверждает он, как одно из самых необходимых человеческих качеств, доброту. Грош цена всему остальному в человеке, если он не щедр сердцем, не «распахнут» навстречу людям, не готов в любую минуту прийти к ним на помощь.

В своих произведениях Шукшин-художник всматривался в человека с надеждой открыть в нём не только движение души к истине, но такие силы и волю к борьбе за себя. Об этом киноповесть "Калина Красная", о которой я хочу рассказать написана в 1974 г. Сюжет повести прост. Освобождается от тюрьмы вор-рецидивист Егор Прокудин по кличке Горе. Это человек с незаурядным характером. Он едет к Любе Байкаловой, с которой познакомился по письмам. Люба живёт в тех местах, откуда родом сам Егор. Приёзжая к Любе, Егор встречает доверие, сочувствие, нравственную поддержку, которые попали на благодатную почву и самое главное - вовремя. Но в свою очередь доверие и понимание пробуждает в Егоре глубокое чувство личной вины за то, что когда-то его жизнь потекла по законам ложным, неестественным. И вот Егор вступает в новую жизнь, работает в колхозе, но старые дружки находят его и здесь. А когда они понимают, что Егор не вернётся к прошлой жизни, убивают его. По сценарию повести был снят фильм " Калина Красная" - последний и лучший фильм Шукшина, вышедший за год до его смерти. В главной роли снялся сам Василий Шукшин.

В.М. Шукшин прожил очень мало. Судьба отпустила ему только 45 лет. Он умер на съёмках фильма "Они сражались за родину", не выдержало сердце.

(Ученик читает стихотворение Н. Вознесенского "Хоронила Москва Шукшина")

Хоронила Москва Шукшина,

Хоронила художника, то есть

Хоронила Москва мужика

И активную совесть.

Он лежал под цветами на треть,

Недоступный отныне.

Он свою удивленную смерть

Предсказал всенародно в картине.

В каждом городе он лежал

На отвесных российских простынках.

Называлось - не кинозал -

Просто каждый пришел и простился.

Он сегодняшним дням - как двойник.

Когда зябко курил он чинарик,

Также зябла, подняв воротник,

Вся страна в поездах и на нарах.

Он хозяйственно понимал

Край, как дом, где березы и хвойники.

Занавесить бы черным Байкал,

Словно зеркало в доме покойника.

Нет с нами писателя Шукшина, но остались его книги, фильмы, которые заставляют задуматься какие мы, что с нами происходит. Они воспитывают в нас человека, предлагают задуматься о себе, о жизни.

Осталась память об этом удивительном человеке. Неслучайно с февраля нынешнего года родное село Василия Макаровича, Сростки, объявлено заповедной зоной.

А завершаю наш разговор я цитатой из очерка Шукшина «Я родом из деревни»:

«…Мы за всё в самом деле должны платить в жизни, и при всём том, что нам иногда жаль прямо так глядеть и видеть, как человек погибает, но сила разума нам должна говорить, что, если случилось необратимое, приход к такому финалу, к такому концу жизни должен состояться всё равно; он должен состояться, и он состоялся».

Своей короткой, но ярко прожитой жизнью Шукшин доказал, что он состоялся!

4 этап: Первичное усвоение материала. Осознание и осмысление учебного материала. Практическое применение знаний и умений

Обеспечить восприятие, осмысление и первичное усвоение уч-ся изучаемого материала:

-существенных признаков, понятий, знаков, теорий и др.

Обеспечить повышение уровня осмысления изученного материала, глубины его понимания.

Обеспечить установление уч-ся внутрипредметных и межпредметных знаний.

Провести коррекцию выявленных пробелов в осмыслении уч-ся изученного материала.

Проанализировать рассказ «Обида», показать столкновение наивно-романтического и реального взгляда на жизнь и человека.


Работа со значением слова «обида». Находим значение этого слова в толковом словаре.

Оби́да — отрицательно окрашенная эмоция. Включает в себя переживание гнева к обидчику и жалости к себе в ситуации, когда ничего уже невозможно поправить. В отличие от укора и претензии, когда есть возможность исправить ситуацию.

Обида изначально: событие, которое оценивается, как несправедливое и оскорбительное отношение, нанесение ущерба для чести (статуса).


- Что вы чувствуете и предпринимаете, если вас кто-то обидел? От чего зависит эта реакция? (Возмущение, гнев, огорчаются, расстраиваются; кто-то замыкается в себе и не хочет никого видеть, кто-то старается доказать свою правоту, кто-то перестаёт разговаривать с человеком, который его обидел, кто-то “хамит” в ответ).

- А как, по-вашему, следует вести себя, если тебя кто-то несправедливо обидел? (“во что бы то ни стало восстанавливать справедливость”, “ответить тем же”, “прекратить с этим человеком все отношения”, “сделать обидчику какую-нибудь пакость”, “разобраться, почему с тобой так поступили”…).

- Можем ли мы по названию определить, каким будет содержание рассказа? (высказываются предположения)


Анализ рассказа В.М.Шукшина “Обида”.

Чтение первой части “про себя” (рассказ предварительно разделен учителем на части в соответствии с поворотными моментами в сюжете, в переживаниях героя) и первая остановка.

Сашку Ермолаева обидели.

Ну, обидели и обидели — случается. Никто не призывает бессловесно сносить обиды, но сразу из-за этого переоценивать все ценности человеческие, ставить на попа самый смысл жизни — это тоже, знаете… роскошь. Себе дороже, как говорят. Благоразумие — вещь не из рыцарского сундука, зато безопасно. Да-с. Можете не соглашаться, можете снисходительно улыбнуться, можете даже улыбнуться презрительно… Валяйте. Когда намашетесь театральными мечами, когда вас отовсюду с треском выставят, когда вас охватит отчаяние, приходите к нам, благоразумным, чай пить.

Но — к делу.

Что случилось?

В субботу утром Сашка собрал пустые бутылки из-под молока, сказал: «Маша, пойдешь со мной?» — дочери.

Куда? Гагазинчик? — обрадовалась маленькая девочка.

В магазинчик. Молочка купим. А то мамка ругается, что мы в магазин не ходим, пойдем сходим.

В кои-то веки! — сказала озабоченная «мамка». — Посмотрите там ещё рыбу — нототению. Если есть, возьмите с полкило.

Это дорогая-то?

Ничего, возьми, — я ребятишкам поджарю.

И Сашка с Машей пошли в «гагазинчик».

Определите ключевые слова этой части рассказа. Объясните смысл выражений: “благоразумие – вещь не из рыцарского сундука”; “ценности человеческие”; “театральные мечи”. Какой литературный герой вспоминается, когда читаешь слова о “театральных мечах и рыцарских сундуках”? Почему автор заставляет нас вспомнить этого литературного героя? Противопоставляет ли автор благоразумие и рыцарское представление о чести и достоинстве? Почему? Какая проблема поставлена во вступительной части рассказа? Можно ли уже что-то сказать о позиции автора? Что из ваших предположений подтвердилось? Что нет? Что позволяет нам сделать какие-либо предположения о герое рассказа? К каким событиям готовит нас такое вступление?


Чтение второй части и вторая остановка. (Читаем о том, что Сашку, взрослого уже человека, обидела продавщица в магазине, куда он пришел с маленькой дочкой Машей купить молочка, масла, рыбу “нототению”. Продавщица стала грубо стыдить Сашку за то, что он вчера якобы устроил в магазине пьяный дебош. А Сашка и в магазине-то не был, и не пил вовсе последнее время).

Взяли молока, взяли масла, пошли смотреть рыбу нототению. Пришли в рыбный отдел, а там, за прилавком — тётя.

Тётя была хмурая — не выспалась, что ли. И почему-то ей, тёте, показалось, что это стоит перед ней тот самый парень, который вчера здесь, в магазине, устроил пьяный дебош. Она спросила строго, зло:

Ну, как — ничего?

Что «ничего»? — не понял Сашка.

Помнишь вчерашнее-то?

Сашка удивленно смотрел на тётю…

Чего глядишь? Глядит! Ничего не было, да? Глядит, как Исусик…

Почему-то Сашка особенно оскорбился за этого «Исусика». Чёрт возьми совсем, где-то ты, Александр Иванович, уважаемый человек, а тут… Но он даже не успел и подумать-то так — обида толкнулась в грудь, как кулаком дали.

Слушайте, — сказал Сашка, чувствуя, как у него сводит челюсть от обиды. — Вы, наверно, сами с похмелья?.. Что вчера было?

Теперь обиделась тётя. Она засмеялась презрительно:

Забыл?

Что я забыл? Я вчера на работе был!

Да? И сколько плотют за такую работу? На работе он был! Да ещё стоит рот разевает: «С похмелья!» Сам не проспался ещё.

Сашку затрясло. Может, оттого он так остро почувствовал в то утро обиду, что последнее время наладился жить хорошо, мирно, забыл даже когда и выпивал… И оттого ещё, что держал в руке маленькую родную руку дочери… Это при дочери его так! Но он не знал, что делать. Тут бы пожать плечами, повернуться и уйти к чёрту. Тётя-то уж больно того — несгибаемая. Может, она и поняла, что обозналась, но не станет же она, в самом деле, извиняться перед кем попало. С какой стати?

Где у вас директор? — самое сильное, что пришло Сашке на ум.

На месте, — спокойно сказала тётя.

Где на месте-то? Где его место?

Где положено, там и место. Для чего тебе директор-то? «Где директор»! Только и делов директору — с вами разговаривать! — тётя повысила голос, приглашая к скандалу других продавщиц и покупателей, которые постарше. — Директора ему подайте! Директор на работу пришёл, а не с вами объясняться. Нет, видите ли, дайте ему директора!

Что там, Роза? — спросили тётю другие продавщицы.

Да вот директора — стоит требует!.. Вынь да положь директора! Фон-барон. Пьянчуги.

Сашка пошёл сам искать директора.

Какая тётя… похая, — сказала Маша.

Она не плохая, она… — Сашка не стал при ребенке говорить, какая тётя. Лицо его горело, точно ему ни за что ни про что — при всех! — надавали пощёчин.

Подтвердились ли ваши предположения о дальнейших событиях рассказа? Что помогло или помешало вам правильно

предугадать события? Почему действие рассказа происходит именно в магазине? Как автор показывает остроту Сашкиной обиды? В чем особенность изображения продавщицы? Какое место в сюжете занимает этот эпизод? Как, скорее всего, поступит Сашка? Почему вы так думаете?


Чтение третьей части и третья остановка. (Эпизод о визите Сашки к начальству, его попытке добиться справедливости, реабилитировать себя).

В служебном проходе ему загородил было дорогу парень-мясник.

Чего ты волну-то поднял?

Но ему-то Сашка нашёл, что сказать. И, видно, в глазах у Сашки стояло серьёзное чувство — парень отшагнул в сторону.

Я не директор, — сказала другая тётя, в кабинете. — Я — завотделом. А в чём дело?

Понимаете, — начал Сашка, — стоит… и начинает — ни с того ни с сего… За что?

Вы спокойнее, спокойнее, — посоветовала завотделом.

Я вчера весь день был на работе… Я даже в магазине-то не был! А она начинает: я, мол, чего-то такое натворил у вас в магазине. Я и в магазине-то не был!

Кто говорит?

В рыбном отделе стоит.

Ну, и что она?

Ну, говорит, что я что-то такое вчера натворил в магазине. Я вчера и в магазине-то не был.

Так что же вы волнуетесь, если не вы натворили? Не вы и не вы — и всё.

Она же хамить начала! Она же обзывается!..

Как обзывается?

Исусик, говорит.

Завотделом засмеялась. У Сашки опять свело челюсть. У него затряслись губы.

Ну, пойдёмте, пойдёмте… что там такое — выясним, — сказала завотделом.

И завотделом, а за ней Сашка — появились в рыбном отделе.

Роза, что тут такое? — негромко спросила завотделом.

Роза тоже негромко — так говорят врачи между собой при больном — о больном же, ещё на суде так говорят и в милиции — вроде между собой, но нисколько не смущаются, если тот, о ком говорят, слышит, — Роза негромко пояснила:

Напился вчера, наскандалил, а сегодня я напомнила — сделал вид, что забыл. Да ещё возмущённый вид сделал!..

Сашку опять затрясло. Он, как этот… и трясся всё утро, и трясся. Нервное желе, ёлки зелёные. А затрясло его опять потому, что завотделом слушала Розу и слегка — понимающе — кивала головой. И Роза тоже говорила не зло, а как говорят про дела известные, понятные, случающиеся тут чуть не каждый день. И они вдвоём понимали, хоть они не смотрели на Сашку, что Сашке, как всякому на его месте, ничего другого и не остаётся, кроме как «делать возмущённый вид».

Сашку затрясло, но он собрал все силы и хотел быть спокойным.

А при чём здесь этот ваш говорок-то? — спросил он.

Завотделом и Роза не посмотрели на него. Разговаривали.

А что сделал-то?

Ну, выпил — не хватило. Пришёл опять. А время вышло. Он — требовать…

Звонили?

Любка пошла звонить, а он, хоть и пьяный, а сообразил — ушёл. Обзывал нас тут всяко…

Слушайте! — вмешался опять в их разговор Сашка. — Да не был я вчера в магазине! Не был! Вы понимаете?

Роза и завотделом посмотрели на него.

Не был я вчера в магазине, вы можете это понять?! Я же вам русским языком говорю: я вчера в этом магазине не был!

Роза с завотделом смотрели на него, молчали.

А вы начинаете тут!.. Да ещё этот разговорчик — стоят, вроде им всё понятно. А я и в магазине-то не был!

Вопросы для размышления: Подтвердились ли ваши предположения? Что не подтвердилось? Почему? Каково психологическое состояние героя в этом эпизоде? Как оно передается? Почему завотделом и продавщица не понимают Сашку? Как относится в этой ситуации автор к своему герою? Как, по-вашему, теперь следовало бы поступить герою? Как он поступит? Почему вы так думаете?


Чтение четвертой части и четвертая остановка. (Герой пытается найти поддержку у очереди, но встречает или равнодушное, или враждебное отношение к себе).


А между тем сзади образовалась уже очередь. И стали раздаваться голоса:

Да хватит там: был, не был!

Отпускайте!

Но как же так? — повернулся Сашка к очереди. — Я вчера и в магазине-то не был, а они мне какой-то скандал приписывают! Вы-то что?!

Тут выступил один пожилой, в плаще.

Хватит, — не был он в магазине! Вас тут каждый вечер — не пробьёшься. Соображают стоят. Раз говорят, значит, был.

Что вы, они вечерами никуда не ходят! — заговорили в очереди.

Они газеты читают.

Стоит — возмущается! Это на вас надо возмущаться. На вас надо возмущаться-то.

Да вы что? — попытался было ещё сказать Сашка, но понял, что — бесполезно. Глупо. Эту стенку из людей ему не пройти.

Работайте, — сказали Розе из очереди. — Работайте спокойно, не обращайте внимания на всяких тут…

Сашка пошёл к выходу. Покупатель в плаще послал ему в спину последнее:

Водка начинает продаваться в десять часов! Рано пришёл!

Сашка вышел на улицу, остановился, закурил.

Какие дяди похие, — сказала Маша.

Да, дяди… тёти… — пробормотал Сашка. — Мгм… — он думал, что бы сделать? Как поступить? Оставлять всё в таком положении он не хотел. Не мог просто. Его опять трясло. Прямо трясун какой-то!


Какие ваши предположения подтвердились? Зачем автор вводит в рассказ очередь? Человека в плаще? Что чувствует Сашка, оказавшись перед враждебной ему очередью? Почему в рассказе несколько раз повторяются слова Сашкиной маленькой дочки? Какие возможны варианты дальнейшего поведения героя?


Чтение пятой части и пятая остановка. (Сашка поджидает, когда выйдет человек в плаще, и пытается с ним по-хорошему поговорить). Учащиеся самостоятельно формулируют вопросы к этому эпизоду, чтобы лучше понять характер героя, авторскую позицию, роль этого эпизода в рассказе.


Он решил дождаться этого, в плаще. Поговорить. Как же так? С какой стати он выскочил таким подхалимом? Что за манера? Что за проклятое желание угодить продавцу, чиновнику, хамоватому начальству?! Угодить во что бы то ни стало! Ведь сами расплодили хамов, сами! Никто же нам их не завёз, не забросил на парашютах. Сами! Пора же им и укорот сделать. Они же уже меры не знают… Так примерно думал Сашка. И тут вышел этот, в плаще.

Слушайте, — двинулся к нему Сашка, — хочу поговорить с вами…

Плащ остановился, недобро уставился на Сашку.

О чём нам говорить?

Почему вы выскочили заступаться за продавцов? Я правда не был вчера в магазине…

Иди, проспись сперва! Понял? Он будет ещё останавливать… «Поговорить». Я те поговорю! Поговоришь у меня в другом месте!

Ты что, взбесился?

Это ты у меня взбесишься! Счас ты у меня взбесишься, счас… Я те поговорю, подворотня чёртова!

Плащ прошуршал опять в магазин — к телефону, как понял Сашка.

Заговор какой-то! Сашка даже слегка успокоился. И решил не ждать милиции. Ну её… Один, может, и дождался бы — интересно даже: чем бы всё это кончилось?

Они пошли с Машей домой. Дорогой Сашка всё изумлялся про себя, всё не мог никак понять: что такое творится с людьми?

Девочка опять залопотала на своём маленьком, смешном языке. Сашку вдруг изумило и то, что она, крохотуля, почему-то смолкала, когда он объяснялся с дядями и тётями, а начинала говорить лишь после того и говорила, что дяди и тёти — «похие», потому что нехорошо говорят с папой. Сашка взял девочку на руки, прижал к груди. Что-то вдруг аж слеза навернулась.

Кроха ты моя… Неужели ты всё понимаешь?

Дома Сашка хотел было рассказать жене Вере, как его в магазине… Но тут же и расхотелось…

А что, что случилось-то?

Да, ладно, ну их. Нахамили, и всё. Что — редкость диковинная?


Почему Сашка решил поговорить с “человеком в плаще”? Какие чувства испытывает Сашка по отношению к “человеку в плаще”? Симпатичен ли он автору? Почему Сашка так и не смог ничего объяснить “человеку в плаще”? Понимает ли Сашкина дочка, что происходит? Почему Сашка, придя домой, ничего не рассказал жене? Почему Сашка решил сходить к “человеку в плаще”? Одобряет ли автор действия своего героя? Какова роль этого эпизода в рассказе? Какой может быть ещё одна встреча героя с “человеком в плаще”?


Чтение шестой части и шестая остановка. ( В этой части рассказывается о визите героя к Чукалову – “человеку в плаще”. Чукалов зовет своего сына, и тот спускает Сашку с лестницы).


Но зато он задумался о том человеке в плаще. Ведь — мужик, долго жил… И что осталось от мужика: трусливый подхалим, сразу бежать к телефону — милицию звать. Как же он жил? Что делал в жизни? Может, он даже и не догадывается, что угодничать — никогда, нигде, никак — нехорошо, скверно. Но как же уж так надо прожить, чтобы не знать этого? А правда, как он жил? Что делал? Сашка часто видел этого человека, он из девятиэтажной башни напротив… Сходить? Спросить у кого-нибудь, из какой он квартиры, его, наверно, знают…

«Схожу! — решил Сашка. — Поговорю с человеком. Объясню, что правда же эта дура обозналась — не был я вчера в магазине, зря он так — не разобравшись, полез вступаться… Вообще поговорю. Может, он одинокий какой».

Пойду сигарет возьму, — сказал жене Сашка.

Ты только из магазина!

Забыл.

Посмотри, может, мясо ничего? Если плохое, не бери — для ребятишек. Не могу ничего придумать. Надоела эта каша. Посмотри, может, чего увидишь.

Ладно.

Один парнишка узнал по описанию:

Из тридцать шестой, Чукалов.

Он один живёт?

Почему? Там бабка тоже живёт. А что?

Ничего. Мне надо к нему.

Дверь открыл сам хозяин — тот самый человек, кого и надо было Сашке. Чукалов его фамилия.

Не пугайтесь, пожалуйста, — сразу заговорил Сашка, — я хочу объяснить вам…

Игорь! — громко позвал Чукалов.

Он не испугался, нет, он с каким-то непонятным удовлетворением смотрел на гостя — упёрся тёмными, слегка выпуклыми глазами и был явно доволен. Ждал.

Я хочу объяснить…

Счас объяснишь. Игорек!

Что там? — спросили из глубины квартиры. Мужчина спросил.

Сашка невольно глянул на вешалку и при этом пошевелился… Чукалов — то ли решил, что Сашка хочет уйти, — вдруг цепко, неожиданно сильной рукой схватил его за рукав. И тёмные глаза его близко вспыхнули злостью и скорой, радостно-скорой расправой. Сашка настолько удивился всему, что не стал вырываться, только пошевелил рукой, чтоб высвободить кожу, которую Чукалов больно защемил с рукавом рубашки.

Игорь!

Что? — вышел Игорь, наверно, сын, тоже с тёмными, чуть влажными глазами. Здоровый, разгорячённый завтраком, важный.

Вот этот человек нахамил мне в магазине… Хотел избить, — Чукалов всё держал Сашку за рукав, а обращался к сыну.

Игорь уставился на Сашку.

Да вы пустите меня, я ж не бегу, — попросил Сашка. И улыбнулся. — Я ж сам пришёл.

Пусти его, — велел Игорь. И вопросительно, пытливо, оценивающе, надо думать, смотрел на Сашку.

Чукалов отпустил Сашкин рукав.

Понимаете, в чём дело, — как можно спокойнее, интеллигентнее заговорил Сашка, потирая руку. — Нахамили-то мне, а ваш отец…

А мой отец подвернулся под горячую руку. Так?

Да почему?

Специально дожидался меня у магазина… — подсказал старший Чукалов.

Мне было интересно узнать, почему вы… подхалимничаете?

Дальше Сашка двигался рывками, быстро. Игорь сгрёб его за грудки — этого Сашка никак не ждал, — раза два пристукнул головой об дверь, потом открыл её, протащил по площадке и сильно пустил вниз по лестнице. Сашка чудом удержался на ногах — схватился за перила. Наверху громко хлопнула дверь.

Сашка как будто выпал из вихря, который приподнял его, крутанул и шлёпнул на землю. Всё случилось скоро. И так же скоро, ясно заработала голова. Какое-то короткое время постоял он на лестнице… И быстро пошёл вниз, побежал. В прихожей у него лежит хороший молоток. Надо опять позвонить — если откроет пожилой, успеть оттолкнуть его и пройти… Если откроет Игорёк, ещё лучше — проще. Вот, довозмущался! Теперь бегай — унимай душу. Раньше бы ушёл из магазина, ничего бы и не было. Если откроет сам Игорь, надо левым коленом сразу шире распахнуть дверь и подставить ногу на упор: иначе он успеет толкнуть дверь оттуда, и удара не выйдет. Не удар будет, а мазня. Ах, славнецкий был спуск с лестницы!.. Умеет этот Игорёк, умеет… тварь поганая. Деловой человек, хорошо кормленный.

Едва только Сашка выбежал из подъезда, увидел: по двору, из магазина, летит его Вера, жена — простоволосая, насмерть чем-то перепуганная. У Сашки подкосились ноги: он решил, что что-то случилось с детьми — с Машей или с другой маленькой, которая только-только ещё начала ходить. Сашка даже не смог от испуга крикнуть… Остановился. Вера сама увидела его, подбежала.

Ты что? — спросила она заполошно.

Что?

Ты опять захотел?! Тебе опять неймётся?! Чего ты затеваешь, с кем поругался?

Ты чего?

Какие дяди? Мне Маша сказала какие-то дяди. Какие дяди? Ты откуда идешь-то? Чего ты такой весь?

Какой?

Не притворяйся, Сашка, не притворяйся — я тебя знаю. Опять на тебе лица нету. Что случилось-то? С кем поругался?

Да ни с кем я не ругался!..

Не ври! Ты сказал, в магазин пойдёшь… Где ты был?

Сашка молчал. Теперь, пожалуй, ничего не выйдет. Он долго стоял, смотрел вниз — ждал: пройдёт само собой то, что вскипело в груди, или надо — через всё — проломиться с молотком к Игорю?..


Какое впечатление производит этот эпизод? Как изображен Чукалов? Почему Чукалов не заметил “спокойного, интеллигентного” настроя Сашки? Почему мы, читатели, смогли предположить такое развитие событий, а герой рассказа не смог? Можно ли этот эпизод считать кульминационным? Почему?


Сашка, милый, пойдём домой, пойдём домой, ради бога, — взмолилась Вера, видно, чутьём угадавшая, что творится в душе мужа. — Пойдём домой, там малышки ждут… Я их одних бросила. Плюнь, не заводись, не надо. Сашенька, родной мой, ты о нас-то подумай, — Вера взяла мужа за руку:

Неужели тебе нас-то не жалко?

У Сашки навернулись на глаза слёзы… Он нахмурился. Сердито кашлянул. Достал пачку сигарет, вытащил дрожащими пальцами одну, закурил.

Вон руки-то ходуном ходют. Пойдём.

Сашка лёгким движением высвободил руку…

И покорно пошёл домой.

Эх-х… Трясуны мы, трясуны!


Какое впечатление производит финал? Смирился ли Сашка с хамством, несправедливостью? Будет ли он благоразумнее в следующий раз? Заставит ли этот случай героя переосмыслить все ценности человеческие, “поставить на попа весь смысл жизни”?


Каков сюжет рассказа? Динамичен, ситуация остроконфликтна, конфликт заключается в несовпадении героя со средой, другими людьми. Герой пытается понять, в чем причина людской черствости.

Композиционная схема: 1. Зачин

2. Основная часть

Эпизод на улице у магазина. (Объекты оценки: Сашка и человек в плаще. Оценки человека в плаще. Субъектами сознания выступают: Сашка, рассказчик и Маша.

Сашка (точка зрения – непонимание. Несобственно-прямая речь: “Как же так? С какой стати он выскочил таким подхалимом?” Косвенная речь: “Сашка… все не мог никак понять: что такое творится с людьми?”)

Рассказчик (точка зрения проявляется во фразе: “Плащ остановился, неудобно уставился на Сашку”. Употребление слова “плащ” создает образ чего-то безличного и недоброго.)

Маша (через косвенную речь передается устойчивая точка зрения ребенка: “…говорила, что дяди и тети “похие”, потому что нехорошо говорят с папой”. Сашка как объект оценки. Выделяется точка зрения “плаща”, выраженная в его прямой речи: “Иди проспись сперва… Я те говорю, подворотня чертова!”

  • Эпизод разговора с женой дома. (Фрагмент размышления Сашки над поведением человека в плаще. Непонимание ® сочувствие ® попытка найти объяснение “подхалимскому” поведению “плаща”)

  • Сцена на лестнице у Чукалова. (“Плащ” - Чукалов. Противопоставлены Сашка и Игорек, сын Чукалова – олицетворение людской стены. Две основные точки зрения на Игорька – Сашкина и рассказчика – практически совпадают. Оценка Чукалова как хищника. Обобщенный образ Чукалова и Игорька, как сытых, деловитых, злобных зверей, накладывается на образ людской стены и придает ему то же значение.)

3. Концовка: Заключительный эпизод – встреча Сашки с женой на улице. (Обобщающий характер. Объект оценки – вся ситуация в целом)


Точка зрения Сашки – несправедливость, исправить которую можно только в открытом бою.

Точка зрения жены Веры: муж опять нарывается: “Ты опять захотел?! Тебе опять неймется?! Чего ты затеваешь, с кем поругался?... Я тебя знаю. Опять на тебе лица нету”. Вера апеллирует к семейным ценностям: “Неужели тебе нас-то не жалко?” Сашка проглотил обиду: он “покорно пошел домой”.


Дополнительное внимание в анализе стоит обратить на образ “стенки из людей”. Появившись как итоговый в конце эпизода в магазине, он усиливается несколько раз появляющимся в последних эпизодах образом молотка, с которым Сашка собирается “проломиться” к Игорю. Молоток здесь оказывается единственным орудием, способным сокрушить эту людскую стенку. Подобные переклички позволяют говорить об образе людской стены как лейтмотиве рассмотренного рассказа.

5этап: Проверка уровня усвоения знаний и умений

Выявить недостатки в знаниях и способах действий уч-ся

Установить причины выявленных недостатков

Обеспечить развитие у школьников способности к оценочным действиям

Откорректировать выявленные пробелы в знаниях и способах действий уч-ся в рамках изученной темы


Учитывая жанровые особенности, В. М. Шукшин делил свои рассказы на рассказ-судьбу; рассказ-характер; рассказ-исповедь; рассказ-анекдот. К какому типу вы бы отнесли рассказ “Обида”?

Каков характер шукшинского героя? Можно ли отнести его к любимому типу героя Шукшина - “чудика”, “дурачка”?

Чем похож Сашка на рыцаря печального образа?

В чем суть происшествия в магазине? Была ли причина для обиды?

Как автор относится к своему герою-чудику?

Найдите в тексте рассказа вопрос, который больше всего волнует Сашку. Важен ли этот вопрос для вас?

О чем заставил задуматься рассказ?

7 этап: Домашнее задание

Обеспечить понимание уч-ся цели, содержания и способов выполнения домашнего задания

«Как вы относитесь к утверждению “Благоразумие - вещь не из рыцарского сундука, зато безопасно”?»

8 этап: Рефлексия. Итог урока

Обеспечить самоанализ учащимися их деятельности на уроке и полученных новых знаний по теме урока. Научить соотносить собственный результат с поставленной целью.

Оценить работу учащихся

1-й вариант: Выбор смайлика из предложенных вариантов


2-й вариант: Я ….. своей работой на уроке. Мне удалось….. у меня не получилось…. Я хочу….


Урок 2. В. М. Шукшин «Срезал». Проблема отношений интеллигенции и народа.

Технология изучения темы. 1 этап: Организационный

Задачи

Учебное задание

Обеспечить организационное начало урока, психологически подготовить и эмоционально настроить учащихся на работу


2 этап: Целеполагание и мотивация

Мотивировать к изучению темы, стимулировать желание изучать тему

Срезал…Запишите ассоциативный ряд к этому слову (уличил, переспорил, «поставил в тупик», обыграл, победил, подставил, разоблачил, обезоружил, убил и т.д.). При чтении ассоциативных рядов можно дописывать те слова, которые вы считаете «вашими», но которые не сразу пришли в голову.

Ряд наиболее часто встречающихся слов записывается на доске.

3 этап: Проверка домашнего задания. Актуализация

Установить правильность, полноту и осознанность выполнения д/з всеми (большинством уч-ся)

Выявить пробелы в знаниях и способах деятельности уч-ся и

определить причины их возникновения

Устранить в ходе проверки обнаруженные пробелы

- Что говорят нам словари? (ученики ищут значение слова «Срезал»)

СРЕЗАЛ Значение слова срезывать: или срезать, срезать что, отрезать сверху или снаружи.

Обрезать верхнюю часть чего-л. б) Отделять резанием; отрезать. в) Спиливать, срубать. 2) а) перен. Убивать выстрелом. б) разг. Ставить в крайне тяжелое, затруднительное положение; губить. 3) перен. разг. Уменьшать, сокращать, урезывать. 4) перен. разг. Обрывать резким замечанием, приводить в замешательство; конфузить. 5) перен. разг. Проваливать на экзамене. 6) перен. Бить по мячу резким ударом, направляя его вбок, по косой (в спортивной игре). 7) перен. Перекладывать верхнюю часть стасованных карт вниз перед сдачей (в карточных играх). (Т. Ф. Ефремова. Современный толковый словарь русского языка)

Это название рассказа В. М. Шукшина. Почему оно кажется необычным? В чем особенность шукшинского рассказа, над этим сегодня будем размышлять.

4 этап: Первичное усвоение материала. Осознание и осмысление учебного материала. Практическое применение знаний и умений

Обеспечить восприятие, осмысление и первичное усвоение уч-ся изучаемого материала:

-существенных признаков, понятий, знаков, теорий и др.

Обеспечить повышение уровня осмысления изученного материала, глубины его понимания.

Обеспечить установление уч-ся внутрипредметных и межпредметных знаний.

Провести коррекцию выявленных пробелов в осмыслении уч-ся изученного материала

проанализировать рассказ В.М. Шукшина «Срезал» через анализ ситуации, сформировать ценностное отношение обучающихся к людям, исследовать писательское мастерство автора, создать условия для развития читательского вкуса, умения видеть текст и осмыслять его.

К старухе Агафье Журавлевой приехал сын Константин Иванович. С женой и дочерью. Попроведовать, отдохнуть.

Деревня Новая — небольшая деревня, а Константин Иванович еще на такси прикатил, и они еще всем семейством долго вытаскивали чемоданы из багажника… Сразу вся деревня узнала: к Агафье приехал сын с семьей, средний, Костя, богатый, ученый.

К вечеру узнали подробности: он сам — кандидат, жена — тоже кандидат, дочь — школьница. Агафье привезли электрический самовар, цветастый халат и деревянные ложки.

Вечером же у Глеба Капустина на крыльце собрались мужики. Ждали Глеба. Про Глеба надо сказать, чтобы понять, почему у него на крыльце собрались мужики и чего они ждали.

Глеб Капустин — толстогубый, белобрысый мужик сорока лет, начитанный и ехидный. Как-то так получилось, что из деревни Новой, хоть она небольшая, много вышло знатных людей: один полковник, два летчика, врач, корреспондент… И вот теперь Журавлев — кандидат.


- О каком главном событии повествует автор? Как он это делает? (В. М. Шукшин без всякого вступления, очень просто, динамично начинает повествование с главного события: “К старухе Агафье Куравлёвой приехал сын Константин Иванович. С женой и дочерью. Попроведовать и отдохнуть”)

- Что мы узнаём о Глебе Капустине? Как описана внешность Глеба Капустина? (Даётся оценочный портрет главного героя — “мужик... начитанный и ехидный” — и говорится о его страсти срезать, ставить в тупик приезжих знаменитостей. Можно привести пример: случай с полковником. Описание внешности ограничивается двумя штрихами: “толстогубый, белобрысый мужик лет сорока”. Ничего необыкновенного.)

Слово учителя: Шукшин редко даёт развёрнутые портретные характеристики героев. Ведь речь персонажей настолько выразительна, что человек виден весь. Сам писатель пояснял это так: “Прямая речь позволяет мне крепко поубавить описательную часть: какой человек? как думает? что хочет? В конце концов, мы ведь так и составляем понятие о человеке — послушав его. Тут он не соврёт — не сумеет, даже если захочет».

- Зачем мужики собрались на крыльце у Глеба Капустина? Ваш прогноз.


И как-то так повелось, что, когда знатные приезжали в деревню на побывку, когда к знатному земляку в избу набивался вечером народ — слушали какие-нибудь дивные истории или сами рассказывали про себя, если земляк интересовался, — тогда-то Глеб Капустин приходил и срезал знатного гостя. Многие этим были недовольны, но многие, мужики особенно, просто ждали, когда Глеб Капустин срежет знатного. Даже не то что ждали, а шли раньше к Глебу, а потом уж — вместе — к гостю. Прямо как на спектакль ходили. В прошлом году Глеб срезал полковника — с блеском, красиво. Заговорили о войне 1812 года… Выяснилось, полковник не знает, кто велел поджечь Москву. То есть он знал, что какой-то граф но фамилию перепутал, сказал — Распутин. Глеб Капустин коршуном взмыл над полковником… И срезал. Переволновались все тогда, полковник ругался… Бегали к учительнице домой — узнавать фамилию графа-поджигателя. Глеб Капустин сидел красный в ожидании решающей минуты и только повторял: «Спокойствие, спокойствие, товарищ полковник, мы же не в Филях, верно?» Глеб остался победителем; полковник бил себя кулаком по голове и недоумевал. Он очень расстроился. Долго потом говорили в деревне про Глеба, вспоминали, как он только повторял: «Спокойствие, спокойствие товарищ полковник, мы же не в Филях». Удивлялись на Глеба. Старики интересовались — почему он так говорил.

Глеб посмеивался. И как-то мстительно щурил свои настырные глаза. Все матери знатных людей в деревне не любили Глеба. Опасались. И вот теперь приехал кандидат Журавлев…

Глеб пришел с работы (он работал на пилораме), умылся, переоделся… Ужинать не стал. Вышел к мужикам на крыльцо.

Закурили… Малость поговорили о том о сем — нарочно не о Журавлеве. Потом Глеб раза два посмотрел в сторону избы бабки Агафьи Журавлевой.

Спросил:

Гости к бабке приехали?

Кандидаты!

Кандидаты? — удивился Глеб. — О-о!.. Голой рукой не возьмешь.

Мужики посмеялись: мол, кто не возьмет, а кто может и взять. И посматривали с нетерпением на Глеба.

Ну, пошли попроведаем кандидатов, — скромно сказал Глеб.

И пошли.

Глеб шел несколько впереди остальных, шел спокойно, руки в карманах, щурился на избу бабки Агафьи, где теперь находились два кандидата.

Получалось вообще-то, что мужики ведут Глеба. Так ведут опытного кулачного бойца, когда становится известно, что на враждебной улице объявился некий новый ухарь.

Дорогой говорили мало.

В какой области кандидаты? — спросил Глеб.

По какой специальности? А черт его знает… Мне бабенка сказала — кандидаты. И он и жена…

Есть кандидаты технических наук, есть общеобразовательные, эти в основном трепалогией занимаются.

Костя вообще-то в математике рубил хорошо, — вспомнил кто-то, кто учился с Костей в школе. — Пятерочник был.

Глеб Капустин был родом из соседней деревни и здешних знатных людей знал мало.

Посмотрим, посмотрим, — неопределенно пообещал Глеб. — Кандидатов сейчас как нерезаных собак.

На такси приехал…

Ну, марку-то надо поддержать!.. — посмеялся Глеб.


- Как автор передает настрой Глеба Капустина, собирающегося в гости к бабке Агафье Журавлевой? (боевой настрой героя: «Получалось вообще-то, что мужики ведут Глеба. Так ведут опытного кулачного бойца, когда становится известно, что на враждебной улице объявился некий новый ухарь», циничность, издевка: «Кандидатов сейчас как нерезаных собак»).


Кандидат Константин Иванович встретил гостей радостно, захлопотал насчет стола…

Гости скромно подождали, пока бабка Агафья накрыла стол, поговорили с кандидатом, повспоминали, как в детстве они вместе…

Эх, детство, детство! — сказал кандидат. — Ну, садитесь за стол, друзья. Все сели за стол. И Глеб Капустин сел. Он пока помалкивал. Но — видно было — подбирался к прыжку. Он улыбался, поддакнул тоже насчет детства, а сам все взглядывал на кандидата — примеривался.

За столом разговор пошел дружнее, стали уж вроде и забывать про Глеба Капустина… И тут он попер на кандидата.

В какой области выявляете себя? — спросил он.

Где работаю, что ли? — не понял кандидат.

Да.

На филфаке.

Философия?

Не совсем… Ну, можно и так сказать.

Необходимая вещь. — Глебу нужно было, чтоб была — философия. Он оживился. — Ну, и как насчет первичности?

Какой первичности? — опять не понял кандидат. И внимательно посмотрел на Глеба, И все посмотрели на Глеба.

Первичности духа и материи. — Глеб бросил перчатку. Глеб как бы стал в небрежную позу и ждал, когда перчатку поднимут.

Кандидат поднял перчатку.

Как всегда, — сказал он с улыбкой. — Материя первична…

А дух?

А дух — потом. А что?

Это входит в минимум? — Глеб тоже улыбался. — Вы извините, мы тут… далеко от общественных центров, поговорить хочется, но не особенно-то разбежишься — не с кем. Как сейчас философия определяет понятие невесомости?

Как всегда определяла. Почему — сейчас?

Но явление-то открыто недавно. — Глеб улыбнулся прямо в глаза кандидату. — Поэтому я и спрашиваю. Натурфилософия, допустим, определит это так, стратегическая философия — совершенно иначе…

Да нет такой философии — стратегической! — заволновался кандидат. — Вы о чем вообще-то?

Да, но есть диалектика природы, — спокойно, при общем внимании продолжал Глеб. — А природу определяет философия. В качестве одного из элементов природы недавно обнаружена невесомость. Поэтому я и спрашиваю: растерянности не наблюдается среди философов?

Кандидат искренне засмеялся. Но засмеялся один… И почувствовал неловкость. Позвал жену:

Валя, иди, у нас тут… какой-то странный разговор!

Валя подошла к столу, но кандидат Константин Иванович все же чувствовал неловкость, потому что мужики смотрели на него и ждали, как он ответит на вопрос.

Давайте установим, — серьезно заговорил кандидат, — о чем мы говорим.

Хорошо. Второй вопрос: как вы лично относитесь к проблеме шаманизма в отдельных районах Севера?

Кандидаты засмеялись. Глеб Капустин тоже улыбнулся. И терпеливо ждал, когда кандидаты отсмеются.

Нет, можно, конечно, сделать вид, что такой проблемы нету. Я с удовольствием тоже посмеюсь вместе с вами… — Глеб опять великодушно улыбнулся. Особо улыбнулся жене кандидата, тоже кандидату, кандидатке, так сказать. — Но от этого проблема как таковая не перестанет существовать. Верно?

Вы серьезно все это? — спросила Валя.

С вашего позволения, — Глеб Капустин привстал и сдержанно поклонился кандидатке. И покраснел. — Вопрос, конечно, не глобальный, но, с точки зрения нашего брата, было бы интересно узнать.

Да какой вопрос-то? — воскликнул кандидат.

Твое отношение к проблеме шаманизма. — Валя опять невольно засмеялась. Но спохватилась и сказала Глебу: — Извините, пожалуйста.

Ничего, — сказал Глеб. — Я понимаю, что, может, не по специальности задал вопрос…

Да нет такой проблемы! — опять сплеча рубанул кандидат. Зря он так. Не надо бы так.

Теперь засмеялся Глеб. И сказал:

Ну, на нет и суда нет!

Мужики посмотрели на кандидата.

Баба с возу — коню легче, — еще сказал Глеб. — Проблемы нету, а эти… — Глеб что-то показал руками замысловатое, — танцуют, звенят бубенчиками… Да? Но при желании… — Глеб повторил: — При же-ла-нии-их как бы нету. Верно? Потому что, если… Хорошо! Еще один вопрос: как вы относитесь к тому, что Луна тоже дело рук разума?

Кандидат молча смотрел на Глеба.

Глеб продолжал:

Вот высказано учеными предположение, что Луна лежит на искусственной орбите, допускается, что внутри живут разумные существа…

Ну? — спросил кандидат. — И что?

Где ваши расчеты естественных траекторий? Куда вообще вся космическая наука может быть приложена?

Мужики внимательно слушали Глеба.

Допуская мысль, что человечество все чаще будет посещать нашу, так сказать, соседку по космосу, можно допустить также, что в один прекрасный момент разумные существа не выдержат и вылезут к нам навстречу. Готовы мы, чтобы понять друг друга?

Вы кого спрашиваете?

Вас, мыслителей…

А вы готовы?

Мы не мыслители, у нас зарплата не та. Но если вам это интересно, могу поделиться, в каком направлении мы, провинциалы, думаем. Допустим, на поверхность Луны вылезло разумное существо… Что прикажете делать? Лаять по-собачьи? Петухом петь?

Мужики засмеялись. Пошевелились. И опять внимательно уставились на Глеба.

Но нам тем не менее надо понять друг друга. Верно? Как? — Глеб помолчал вопросительно. Посмотрел на всех. — Я предлагаю: начертить на песке схему нашей солнечной системы и показать ему, что я с Земли, мол. Что, несмотря на то что я в скафандре, у меня тоже есть голова и я тоже разумное существо. В подтверждение этого можно показать ему на схеме, откуда он: показать на Луну, потом на него. Логично? Мы, таким образом, выяснили, что мы соседи. Но не больше того! Дальше требуется объяснить, по каким законам я развивался, прежде чем стал такой, какой есть на данном этапе…

Так, так. — Кандидат пошевелился и значительно посмотрел на жену. — Это очень интересно: по каким законам?

Это он тоже зря, потому что его значительный взгляд был перехвачен; Глеб взмыл ввысь… И оттуда, с высокой выси, ударил по кандидату. И всякий раз в разговорах со знатными людьми деревни наступал вот такой момент — когда Глеб взмывал кверху. Он, наверно, ждал такого момента, радовался ему, потому что дальше все случалось само собой.

Приглашаете жену посмеяться? — спросил Глеб. Спросил спокойно, но внутри у него, наверно, все вздрагивало. — Хорошее дело… Только, может быть, мы сперва научимся хотя бы газеты читать? А? Как думаете? Говорят, кандидатам это тоже не мешает…

Послушайте!..

Да мы уж послушали! Имели, так сказать, удовольствие. Поэтому позвольте вам заметить, господин кандидат, что кандидатство — это ведь не костюм, который купил — и раз и навсегда. Но даже костюм и то надо иногда чистить. А кандидатство, если уж мы договорились, что это не костюм, тем более надо… поддерживать. — Глеб говорил негромко, но напористо и без передышки — его несло. На кандидата было неловко смотреть: он явно растерялся, смотрел то на жену, то на Глеба, то на мужиков… Мужики старались не смотреть на него. — Нас, конечно, можно тут удивить: подкатить к дому на такси, вытащить из багажника пять чемоданов… Но вы забываете, что поток информации сейчас распространяется везде равномерно. Я хочу сказать, что здесь можно удивить наоборот. Так тоже бывает. Можно понадеяться, что тут кандидатов в глаза не видели, а их тут видели — кандидатов, и профессоров, и полковников. И сохранили о них приятные воспоминания, потому что это, как правило, люди очень простые. Так что мой вам совет, товарищ кандидат: почаще спускайтесь на землю. Ей-богу, в этом есть разумное начало. Да и не так рискованно: падать будет не так больно.

Это называется — «покатил бочку», — сказал кандидат, — Ты что, с цепи сорвался? В чем, собственно…

Не знаю, не знаю, — торопливо перебил его Глеб, — не знаю, как это называется — я в заключении не был и с цепи не срывался. Зачем? Тут, — оглядел Глеб мужиков, — тоже никто не сидел — не поймут, А вот и жена ваша сделала удивленные глаза… А там дочка услышит. Услышит и «покатит бочку» в Москве на кого-нибудь. Так что этот жаргон может… плохо кончиться, товарищ кандидат. Не все средства хороши, уверяю вас, не все. Вы же, когда сдавали кандидатский минимум, вы же не «катили бочку» на профессора. Верно? — Глеб встал. — И «одеяло на себя не тянули». И «по фене не ботали». Потому что профессоров надо уважать — от них судьба зависит, а от нас судьба не зависит, с нами можно «по фене ботать». Так? Напрасно. Мы тут тоже немножко… «микитим». И газеты тоже читаем, и книги, случается, почитываем… И телевизор даже смотрим. И, можете себе представить, не приходим в бурный восторг ни от КВН, ни от «Кабачка „13 стульев“. Спросите, почему? Потому что там — та же самонадеянность. Ничего, мол, все съедят. И едят, конечно, ничего не сделаешь. Только не надо делать вид, что все там гении. Кое-кто понимает… Скромней надо.

Типичный демагог-кляузник, — сказал кандидат, обращаясь к жене. — Весь набор тут…

Не попали. За всю свою жизнь ни одной анонимки или кляузы ни на кого не написал. — Глеб посмотрел на мужиков: мужики знали, что это правда. — Не то, товарищ кандидат. Хотите, объясню, в чем моя особенность?

Хочу, объясните.

Люблю по носу щелкнуть — не задирайся выше ватерлинии! Скромней, дорогие товарищи…

Да в чем же вы увидели нашу нескромность? — не вытерпела Валя. — В чем она выразилась-то?

А вот когда одни останетесь, подумайте хорошенько. Подумайте — и поймете. — Глеб даже как-то с сожалением посмотрел на кандидатов. — Можно ведь сто раз повторить слово «мед», но от этого во рту не станет сладко. Для этого не надо кандидатский минимум сдавать, чтобы понять это. Верно? Можно сотни раз писать во всех статьях слово «народ», но знаний от этого не прибавится. Так что когда уж выезжаете в этот самый народ, то будьте немного собранней. Подготовленней, что ли. А то легко можно в дураках очутиться. До свиданья. Приятно провести отпуск… среди народа. — Глеб усмехнулся и не торопясь вышел из избы. Он всегда один уходил от знатных людей.


- Как вы оценивайте эрудицию Глеба Капустина? Для чего она ему нужна? Почему он гордится ею? Какими чувствами сопровождаются его высказывания? (Глеб Капустин знает себе цену, он считает себя достаточно эрудированным человеком. Глеб выступает в роли кулачного бойца, и задача его — во что бы то ни стало победить. А один из приёмов — сбить с толку своими художествами заезжего интеллектуала. Сбивает с первых же реплик. Наивны, смешны наскоки деревенского “полуучёного”, но он не хочет понимать этого. Глеба переполняют чувства гордости, радости в тот момент, когда он взмывает ввысь “и оттуда с высокой выси” ударяет по кандидату).

- Проследите развитие словесного поединка. Как ведёт себя Глеб Капустин? Есть ли логика в поставленных им вопросах? Каков его комментарий к ответам кандидатов наук? Почему он так любил “взмывать ввысь”? (Большую часть рассказа «Срезал» занимает словесный поединок. О том, что он неизбежен, мы уже знаем. Автор не случайно использует глаголы и такое стилистическое средство, как градация, когда говорит о Глебе Капустине: “сел”, “пока помалкивал”, “подбирался к прыжку”, “улыбался”, “поддакнул”, “взглядывал на кандидата”, “примеривался”, “попёр на кандидата”. Начало есть. “В какой области выявляете себя?” — спрашивает он. Ему важно, чтобы непременно была философия. Видимо, в этой области Глеб разбирался лучше всего, чувствовал себя как рыба в воде. Он не подозревает, что филология и философия — совершенно разные науки, ведёт себя уверенно, напористо, умничает. В поставленных им вопросах совершенно не прослеживается логика. То он говорит о первичности духа и материи, то вдруг перескакивает на проблему шаманизма, то касается предложения, выдвинутого учёными, что Луна лежит на искусственной орбите. Очень трудно уследить за ходом его мыслей, тем более что Глеб не всегда правильно использует термины, называет такие, которых не было и нет: “Натурфилософия, допустим, определит это так, стратегическая философия — совершенно иначе...” На ответы кандидатов наук он реагирует то с небрежением, то с усмешкой, то с ехидцей, то с откровенным издевательством. В конце концов Глеб в словесном поединке всё-таки достигает кульминационного момента — “взмывает ввысь”. Как он это любит делать! Ведь дальше всё случается само собой — и он становится победителем).

- Проанализируйте обвинительную речь Капустина в адрес кандидата. Можно ли назвать её образцом идеологической проработки? Почему? Докажите. Каким видим мы здесь Глеба Капустина? (Глеб Капустин — агрессивный спорщик, резкий, беспощадный обвинитель. Особенно заметно это в конце словесного поединка, когда он произносит обвинительную речь в адрес кандидата. Здесь уже нет ошибок, а от комической окраски не остаётся и следа. Словно подражая газетным образцам, Глеб перестаёт слышать кандидата, закрепляя свою победу утверждением, что оппонент не знает народ, и призывает его быть скромнее: «Можно сотни раз писать во всех статьях слово «народ», но знаний от этого не прибавится. Так что когда уж выезжаете в этот самый народ, то будьте немного собранней. Подготовленней, что ли. А то легко можно в дураках очутиться...»)


Он не слышал, как потом мужики, расходясь от кандидатов, говорили:

Оттянул он его!.. Дошлый, собака. Откуда он про Луну-то так знает? — Срезал.

Откуда что берется!

И мужики изумленно качали головами.

Дошлый, собака, причесал бедного Константина Иваныча… А?

Как миленького причесал! А эта-то, Валя-то, даже рта не открыла.

А что тут скажешь? Тут ничего не скажешь. Он, Костя-то, хотел, конечно, сказать… А тот ему на одно слово — пять.

Чего тут… Дошлый, собака!

В голосе мужиков слышалась даже как бы жалость к кандидатам, сочувствие. Глеб же Капустин по-прежнему неизменно удивлял. Изумлял, восхищал даже. Хоть любви, положим, тут не было. Нет, любви не было. Глеб жесток, а жестокость никто, никогда, нигде не любил еще.

Завтра Глеб Капустин, придя на работу, между прочим (играть будет), спросит мужиков:

Ну, как там кандидат-то?

И усмехнется.

Срезал ты его, — скажут Глебу.

Ничего, — великодушно заметит Глеб. — Это полезно. Пусть подумает на досуге. А то слишком много берут на себя…


Почему кандидаты наук оказались побеждёнными в глазах мужиков? Как деревня относится к Глебу Капустину и к тем, кого он “срезает”? (Мужики мало разбираются в тех вопросах, которые затрагивает Глеб. Неслучайно он говорит кандидату: “Вы извините, мы тут... далеко от общественных центров, поговорить хочется, но не особенно-то разбежишься — не с кем”. Своих, деревенских, он ни во что не ставит. “Откуда что берётся?” — удивляются они, говоря о Глебе и не понимая того, что для кандидатов наук совершенно нет темы для разговора. “Давайте установим, о чём мы говорим”, — просит Константин Иванович. Но так до конца спора Глеб будет путать его, сбивать с толку; и мужики ни на минуту не засомневаются в том, что Глеб “оттянул” кандидата, “причесал” бедного Константина Ивановича, а “Валя-то даже рта не открыла”. В голосе мужиков слышится жалость к кандидатам, сочувствие. И хотя Глеб по-прежнему удивлял, восхищал, но особой любви у мужиков к нему не было).

— В начале и в конце рассказа дана авторская оценка поведения и характеристика Глеба Капустина (ученики находят по тексту). Почему же так подробно воспроизведён словесный поединок? В чём суть авторского “исследования”, трагикомизм рассказа? (По словам автора, Глеб — “начитанный и ехидный” человек, любви к нему никто не испытывает. “Глеб жесток, а жестокость никто, никогда, нигде не любил ещё”. Шукшину важно раскрыть через подробный словесный поединок не только характер героя, но и показать страшноватую природу смеха, переодевания Глеба в спорщика, “полуучёного”: с одной стороны, он высмеивает затасканные формулы, весь поток информации из Москвы, а с другой — как бы предупреждает, что и провинция себе на уме, что она не только объект манипуляций, “объегоривания”).

5 этап: Проверка уровня усвоения знаний и умений

Обеспечить развитие у школьников способности к оценочным действиям

Откорректировать выявленные пробелы в рамках изученной темы

Выводы.

- Вот и закончился этот рассказ Шукшина. Интересно ли было его читать? Чему вы удивлялись, читая рассказ?

- Рассказ очень короткий, но можно ли сказать, что читать его трудно? Почему?

- Помогло ли лучше понять рассказ «чтение с остановками» - и если помогло, то в чем? Был ли полезным (и чем) такой прием, как читательский прогноз?

- Какие чувства вызвал у вас рассказ?

- Почему рассказ называется «Срезал»?

- Кто в этом рассказе «чудик» и почему?

7 этап: Домашнее задание

Обеспечить понимание уч-ся цели, содержания и способов выполнения домашнего задания

Прочитать произведение Ю. П. Казакова «Голубое и зеленое».

8 этап: Рефлексия. Итог урока

Обеспечить самоанализ учащимися их деятельности на уроке и полученных новых знаний по теме урока. Научить соотносить собственный результат с поставленной целью.

Оценить работу учащихся

1-й вариант: Выбор смайлика из предложенных вариантов



2-й вариант: Я ….. своей работой на уроке. Мне удалось….. у меня не получилось…. Я хочу….





Скачать

Рекомендуем курсы ПК и ППК для учителей